Воскресенье 21 апреля
Связаться с редакцией

Знаменский храм. От Горчакова до Грызлова

Назад

25 февраля 2024 08:16

 0
Краеведение/Культура

Автор: Наталья АЛЕКСЕЕВА

Фото: с сайта sobory.ru и из книги «Знаменский храм. От Горчакова до Грызлова»

В четырёх верстах от автодороги Богородицк — Куркино на самом западном краю необозримого Куликова поля лежит старинное русское село Мышенка. По самой середине его протекает таинственная полноводная Непрядва, на берегах которой как раз в этих местах и произошло кровавое Мамаево побоище, положившее начало объединению Руси.

Тем не менее, долгие десятилетия не было хозяев у здешних земель — опасались люди селиться в диком поле, по которому пролегал основной маршрут татарских разрозненных набегов. Первыми законными владельцами угодий в нижнем течении Непрядвы стали представители древнего княжеского рода Мышецких — Борис и Яков. Их заслуги в ратном и государственном деле, а также на ниве дипломатии побудили царя Алексея Михайловича пожаловать земли братьям. Так появилась Мышенка, поначалу населённая людьми пришлыми — под две тысячи душ, считая баб и детей. В центре княжеского села встал незатейливый деревянный храм Святого преподобного Николая Угодника. Кроме того, имелась в селе водяная мельница с плотиной, перекрывшей непокорную доселе Непрядву…

Как жилось здешнему люду, остаётся только гадать, вспоминая местные легенды о спрятанном где-то неподалёку мамаевом золоте да его доселе безуспешных, хоть и активных поисках. Бывали ли в селе князья Мышецкие — тоже вопрос открытый. Зато доподлинно известно, что последняя из рода, ведущего историю от самого Рюрика, Ирина, продала имение Василию Ивановичу Суворову — отцу великого полководца, прославившего Россию на всю Европу. Сам Василий Иванович начинал карьеру денщиком Петра I, а при дочери его Елизавете дослужился до генерала.

По воспоминаниям современников Василий Суворов был честен, деловит и рачителен, недаром отцовское наследство — душ 300 крепостных — он умножил до десяти тысяч. И Мышенка, конечно, при новом хозяине не бедствовала. Передал село Василий Иванович дочери Анне, вышедшей замуж за представителя другого славного княжеского рода — Горчаковых, Ивана Романовича. Один из сыновей четы и унаследовал впоследствии материнское имение.

Андрей Иванович Горчаков был блестящим офицером — после службы при дворе перешёл в подчинение к своему дяде Александру Васильевичу Суворову и здесь про — явил себя блестяще — за итальянскую кампанию был пожалован командорским крестом ордена Святого Иоанна Иерусалимского, орденом Святой Анны I степени с алмазами, орденом Святого Александра Невского, а за швейцарский поход получил алмазный знак к последней награде. А в 1807 году сражался с наполеоновскими войсками в Пруссии, где проявил геройство и полководческий талант.

Всё бы хорошо, но условия Тильзитского мира князь, продолжавший считать Наполеона врагом, не принял. И позволил себе частную переписку с австрийским главнокомандующим. В результате последовал высочайший императорский вердикт: «Отставить бунтаря от всех служб, никогда в оные не принимать и воспретить въезд в обе столицы».

Так Андрей Иванович обосновался в Мышенке. И, чтобы не впасть в уныние, принялся за хозяйство. Одним из первых дел Андрея Ивановича стало строительство храма взамен изрядно обветшавшего за 140 лет Никольского. Место Горчаков выбирал сам, перенеся постройку с низины на возвышенность и на полверсты вперёд по течению реки. С холма открывался вид на Непрядву. Храм Знамения Пресвятой Богородицы был возведён за год и освящён епископом Тульским и Белевским Амвросием в 1810 году. Ещё год спустя неподалёку вырос новый каменный барский дом, хозяйственные постройки.

И тут было явлено Андрею Ивановичу Божие знамение — по ходатайству князя Петра Ивановича Багратиона последовало высочайшее повеление направляться под его командование «во Вторую Западную армию и служить с усердием». К месту службы он прибыл 1 июля 1812 года. Командовал авангардным корпусом под Смоленском, в Бородинском сражении оборонял славный Шевардинский редут, где его солдаты успешно противостояли более чем втрое превосходящим силам противника и отступили только по команде. Храбрость генерала Горчакова при Бородине была отмечена орденом Святого Георгия III класса.

Женился Андрей Иванович, уже будучи в годах, на своей двоюродной племяннице, рано овдовевшей Варваре Аркадьевне Башмаковой, и своих детей не нажил. Так и вышло, что в Мышенке поселился впоследствии сын супруги Горчакова от первого брака — Аркадий Дмитриевич. Но прежде молодой офицер достаточно долго служил на Кавказе — принимал участие в боях с турками и стычках с горцами, за что удостоился наград и отличий. Одной из них стала богато украшенная золотом и серебром наградная гусарская сабля, подаренная командующим войсками на Кавказе князем Барятинским. Вот эта-то сабля, а быть может, доставшаяся в наследство от родного отца золотая наградная же шпага сослужат семье недобрую службу.

Жену Башмаков нашёл себе под стать — внучку последнего царя Грузии Георгия XII Елизавету Ильиничну Багратиони. Но после отставки в Мышенке молодая грузинская княжна, успев родить мужу дочь Елизавету, тихо угасла от чахотки. Аркадий Дмитриевич был безутешен, но со временем сумел взять себя в руки, а в преклонные годы женился вновь — на… местной крестьянке Марии Гавриловне Морозовой. Хозяин имения надолго выезжал с визитами в Москву и Петербург, бывал у местных помещиков, увлекался охотой, элитным коневодством, посещал ипподромы в столицах. А хозяйство твёрдой рукой вела Мария Гавриловна. Вот за твёрдую руку-то её и невзлюбили местные крестьяне. Соседи-помещики тоже не слишком привечали новоявленную дворянку. Так что жила она после смерти мужа замкнуто. Особенно после безвременной — в 35 лет — кончины от чахотки сына Александра. Единственное, в чём находила утешение вдова,— в беседах с молодым, вновь назначенным в 1913 году священником Знаменской церкви Леонидом Матвеевичем Грызловым. Он как мог пытался умягчить сердце, а главное — суровый нрав прихожанки, увещевая её в любви и всепрощении к людям. Стало получаться. Хозяйка имения даже построила в Мышенке школу для деревенских детей. Первым учителем стал отец Леонид.

храм-знам4.jpg

Всё изменилось с началом 1917 года. Эхо революции докатилось до Епифанского уезда и до Мышенки не сразу. И всё-таки в 2018 году старую владелицу усадьбы наученные горластыми агитаторами мышенцы выгнали из дому, не забыв основательно разграбить его. Говорят, всё искали не то бриллиантовую шпагу, не то золотую саблю. Досталось и фамильному склепу — да никакого золота, кроме нательных крестов Марии Гавриловны и сына её Александра, так и не сыскали.

Напрасно увещевал толпу отец Леонид. Он так и не покинул свою паству. Приход нищал на глазах, но службы отправлялись как положено. А в 1930-м, когда храм решили снести, Божия кара не замедлила. По свидетельству местных жителей, трое самых деятельных активистов-разрушителей вскоре погибли — одного лягнула лошадь, другой замёрз насмерть, третий утонул… Так что ни счастья, ни радости разрушение храма не принесло никому.

…В 2006 году в здешних местах побывал председатель Государственной думы ФС РФ Борис Вячеславович Грызлов. И конечно, в своей поездке он не миновал Мышенку. Картина, открывшаяся его взору, удручала и пугала. Развалины поруганного храма кого угодно повергли бы в уныние.

Но добрая воля и объединение сил могут многое. Решено было восстанавливать храм. На его возрождение жертвовали многие — сам Б. В. Грызлов, губернаторы Тульской области В. Д. Дудка и В. С. Груздев, депутат Госдумы, а впоследствии сенатор Д. В. Савельев, помогали муниципальные власти и хозяйство «Знаменское», на территории которого располагается сегодня Мышенка. Помогал и бизнес, особенно уроженец здешних мест генеральный директор АО «Ресурс» В. М. Казанский.

Вячеслав Мстиславович и сегодня поддерживает и опекает храм, а ещё восстановил его историю, рассказанную выше и полностью воспроизведённую в его книге «Знаменский храм. От Горчакова до Грызлова».

храм-знам2.jpg

Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама

Нажимая на кнопку "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных