Воскресенье 24 октября

Загадка лётчика Круглова

Назад

11 декабря 2020 00:19

 0
Общество

Автор: по материалам статьи Михаила Тимина

Вполне вероятно, мы так и не узнаем до конца обо всех героях самой кровавой в истории человечества войны. Даже сейчас, когда открыто большинство архивов и с многих документов снят гриф «секретно», белых пятен в хронике Великой Отечественной ещё хватает. Недавно популярный публицист, исследователь авиации Михаил Тимин рассказал удивительную историю двух лётчиков, защищавших небо над Тулой в дни обороны города.

В поисках героя

Как пишет Михаил Тимин, для него эта история началась лет десять назад. Тогда при изучении воздушного сражения 22 июня 1941 года его внимание привлек летчик-истребитель, заместитель командира 124-го истребительного авиационного полка капитан Круглов. На тот момент было известно, что в том бою в районе аэродрома Высоко-Мазовецк его сбил тяжёлый истребитель «Мессершмитт» Bf 110.

Этот факт зафиксирован в оперативной сводке штаба 124-го ИАП, однако ни имени, ни отчества героя указано не было, что, естественно, несколько затруднило поиски.

Скудные факты о капитане Круглове привели исследователя в столицу — в июле 1941 года 124-й полк вывели с фронта для пополнения, а позже, укомплектовав тремя десятками МиГ-3, оставили в составе 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО. 21 июля 1-я эскадрилья во главе с заместителем командира полка капитаном Кругловым отбыла на аэродром Мясново для прикрытия Тулы.

Однако уже в конце сентября 124-й ИАП перебросили в Ленинград, а фамилия Круглов пропала из документов полка. Понять, что случилось, оказалось очень непросто. «Свет в конце тоннеля» забрезжил при изучении документов 445-го ИАП.

Именно благодаря им выяснилось, что полком в 1941 году командовал однофамилец интересовавшего историка Круглова — тоже капитан (вскоре майор, а потом и подполковник) Владимир Петрович Круглов.

Он был опытным летчиком и командиром, пережил войну, заявил три личные победы над немецкими самолётами-разведчиками, за что был награждён орденом Ленина. В отставку вышел в 1946 году…

Но всё же, куда пропал тот, первый Круглов, герой сражения в районе аэродрома Высоко-Мазовецк? Как оказалось, он тоже защищал небо над Тулой. Информации о нем куда меньше, чем о его тезке, но Михаилу Тимину всё-таки удалось выяснить, что заместитель командира 124-го ИАП капитан Николай Яковлевич Круглов, согласно донесениям о потерях, погиб в ноябре 1941 года и похоронен на кладбище в Туле.

— К сожалению, никаких подробностей гибели героя на данный момент установить не удалось — не помогла даже поездка в Тулу,— пишет исследователь.— В местном краеведческом музее знают про 171-й ИАП, а о существовании других полков ВВС, защищавших небо над городом, информации нет. Это очень странно, учитывая, что 124-й ИАП прикрывал небо Тулы в течение двух месяцев и сбил четыре немецких самолёта-разведчика, из них два тараном.

Бой в облаках

Подробности одного из воздушных боев Николая Круглова сохранились в представлении летчика к награде.

«Доношу, что 07.08.1941 в 17:10, получив сообщение с КП аэродрома Тула о пролёте [самолёта противника] на большой высоте из района Сухиничи с курсом на Тулу, мой заместитель капитан Круглов на самолёте МиГ-3 произвёл вылет на перехват противника в 17:13. После набора высоты 7600 метров капитан Круглов начал патрулирование в районе аэродрома Мясново. В 17:30 он заметил на высоте 8000 метров следы конденсированных выхлопных газов в западной части аэродрома Мясново.

Во время поисков противника в указанном районе капитан Круглов услышал по радио сообщения, что противник находится над ним. Не заметив никого в указанном направлении, он стал наблюдать за следом конденсации и после непродолжительного наблюдения на расстоянии 7–8 километров и выше на 200–300 метров заметил точку, которая приближалась к нему.

На расстоянии 3–4 километров, опознав самолёт противника, капитан Круглов начал набирать высоту, одновременно приводя в боеготовность пулемёты. Когда противник был на дистанции 300–500 метров, капитан Круглов произвёл лобовую атаку, дав по самолёту противника две очереди. Но ввиду того, что стрельба производилась с кабрирования и на наборе высоты, самолёт капитана Круглова свалился на левое крыло, и противник прошёл над ним в 100–150 метрах, очевидно, ничего не заметив, так как огня по самолёту капитана Круглова не вёл.

После вывода самолёта капитан Круглов, набирая высоту, снова повторил преследование противника и, зайдя снизу-справа, дал две длинные очереди, после которых правый мотор самолёта противника заметно задымил. Из нижней рубки по самолёту капитана Круглова был открыт огонь. Произведя манёвр, капитан Круглов повторил атаку слева и дал ещё две очереди с дистанции 200–300 метров. Противник с дымящим мотором начал уходить во встретившуюся массу грозового облака. Не теряя из вида противника, капитан Круглов принял решение добить его с близкой дистанции. Сделав ещё одну атаку, он вывел из строя и второй мотор самолёта противника, который также задымил.

Противник, уходя со снижением, вошёл в плотную массу облачности. Продолжать дальнейшее преследование противника и вести за ним наблюдение не удалось из-за крайне ограниченной видимости.

По полученным мной сведениям, самолёт противника, подбитый капитаном Кругловым, произвёл вынужденную посадку в районе Малоярославец, экипаж самолёта захвачен в плен местными властями на месте вынужденной посадки самолёта».

Редкая удача — сохранилось не только это представление, но и воспоминания одного из членов экипажа сбитого Кругловым «Дорнье», радиста Кристиана Штирнвайса. И, надо отметить, в этом случае советские и немецкие данные совпадают до мелочей. Вражеский экипаж действительно «проспал» атаку и не видел атаковавший снизу истребитель.

«7 августа 1941 года мы вылетели с заданием сфотографировать Тульский аэродром (около 180 км к югу от Москвы). По дороге на Тулу я заметил, что над нами тянется дымный след, и предложил пилоту изменить высоту, чтобы он исчез. Скорее всего, противник уже заметил нас с земли. Сменив высоту и избавившись от дымного следа, мы продолжили выполнение задания и сфотографировали Тулу, возвращаясь тем же путём, каким летели к цели.

Когда на обратном пути мы пролетали через тот же район, дымный след появился снова. Я крикнул пилоту, чтобы он изменил высоту. Тем временем бортмеханик фельд — фебель Крамер появился в кабине пилота. Я спросил его, почему он оставил свою позицию в нижней ванне, но он ответил, что его глаза болят из-за сквозняка, особенно сильного в месте крепления пулемёта. Вдруг он воскликнул: «Под нами истребители!»…

В этой атаке вражеский истребитель, должно быть, поразил водяные радиаторы обоих наших моторов, а мы этого не заметили. Через некоторое время я заметил дым и крикнул пилоту: «Штиххаллер! Выключи правый двигатель, он дымится!» Он заглушил двигатель, но потом я сказал: «Выключай и левый двигатель, он горит!»… Пилоту удалось перетянуть небольшую рощицу, прежде чем он совершил успешную аварийную посадку; лопасти моторов пропахали землю…

К самолёту подошли гражданские, один из них был с вилами наперевес. Мужчина опустил вилы и больше не приближался. Мы все были одеты в комбинезоны с электроподогревом поверх нашей обычной униформы, которые скинули, собираясь бежать от самолёта. Но тут появились солдаты с криками: «Стой! Стой!» Они окружили нас со всех сторон — оставалось только сдаться. Нас отвезли в деревню, а потом приехал грузовик, который доставил нас в Москву»…

К сожалению, Николай Круглов награду так и не получил. Михаил Тимин предполагает, что это может быть связано с переподчинением 124-го ИАП командованию 7-го ИАК ПВО Ленинграда.

— Печально, что по сохранившимся документам сложно проследить и довоенную судьбу забытого героя Великой Отечественной войны и лучшего лётчика 124-го ИАП лета 1941 года Николая Круглова,— пишет Михаил Тимин.— Возможно, какие-то подробности смогут подсказать читатели или родственники Николая Яковлевича.

Иду на таран

Орден Ленина тезка Николая Круглова, Владимир Петрович, в числе прочего получил за таран 18 октября 1941 года в районе посёлка Мордвес Венёвского района Тульской области фашистского самолёта-разведчика. Немецкие документы подтверждают: в этот день из боевого вылета в район города оружейников не вернулся «Мессершмитт» Bf 110E-2 из ближней разведывательной эскадрильи 5. (H) /23, а его пилот и наблюдатель пропали без вести.

В представлении тогда уже майора Круглова к ордену Ленина описаны подробности тарана:

«18.10.1941 года майор Круглов вылетел на перехват самолёта противника… Майор Круглов по радио был наведён на Ю-88 между станцией Мордвес и станцией Венёв, где и состоялась встреча на высоте 4500 метров. При сближении самолёт противника Ю-88 развернулся на 180° и стал уходить с курсом 240–250°, стараясь скрыться в облаках, одновременно стрелок вёл по майору Круглову огонь. Так как самолёт противника уже входил в облака, майор Круглов принял решение сбить его методом тарана, дал форсаж и с разворотом влево врезался в консольную часть правой плоскости.

Ввиду сильной тряски мотора майор Круглов место падения самолёта Ю-88 определить не мог… После посты ВНОС Тульского района сообщили, что самолёт Ю-88 упал в 20–30 км западнее станции Венёв. Таран майора Круглова показателен для личного состава: как нужно сбить врага тогда, когда он уходит и прячется в облака. Разбив винт почти полностью о самолёт противника, он благополучно посадил самолёт на свой аэродром».

Как отмечает Михаил Тимин, очень печально, что осталось так мало данных о летчиках 124-го ИАП, самоотверженно защищавших тульское небо. В документах сохранились упоминания и о других малоизвестных героях.

«Так, 9 сентября 1941 года младший лейтенант Николай Леонтьевич Грунин таранил „Юнкерс“ Ju 88A-5 W. Nr.0587 из эскадрильи дальней разведки 4. (F) /11, а 14 сентября лейтенанты Владимир Иванович Довгий и Борис Григорьевич Пирожков двойным тараном уничтожили Ju 88A-4 W. Nr.1271 из 1. (F) /33. Ещё один разведчик сбил 13 сентября младший лейтенант Дмитрий Михайлович Занин — это был „Мессершмитт“ Bf 110C-5 W. Nr.2290 из 3. (F) /31.

Борис Пирожков… в начале 1943 года за ещё один таран над Тулой в составе 787-го ИАП посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза. Николай Грунин и Дмитрий Занин были награждены орденами Красного Знамени, а вот напарник Бориса Пирожкова Владимир Довгий никаких наград не получил и погиб 29 октября 1941 года. Война не пощадила и других героев 124-го ИАП — все упомянутые лётчики, как и отличившийся утром 22 июня 1941 года лейтенант Дмитрий Кокорев, погибли в боях или катастрофах».


Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама