Великая старуха Художественного театра

Назад

06 июля 2024 20:20

 0

Автор: Подготовил Александр ЛАТЫПОВ

Фото: из открытых источников

Из родившихся на тульской земле актёров и актрис, которые составили славу отечественного театра и кино, на первое место безусловно нужно поставить гениальную Анастасию Платоновну Зуеву (1896–1986). Её, народную артистку Советского Союза не только по званию, но и по самой сути, не просто знали, но и любили жители гигантской страны нескольких поколений и почти всех возрастов — от воспитанников детских садов до завсегдатаев райсобесов. Сегодня героиня рубрики «Тульские имена» она — великая старуха Художественного театра.

...Для вас в мечтах писал Островский

И вас предвосхищал в ролях,

Для вас воздвиг свой мир московский

Доносчиц, приживалок, свах.

Движеньем кисти и предплечья,

Ужимкой, речью нараспев

Воскрешено Замоскворечье

Святых и грешниц, старых дев.

Вы — подлинность, вы — обаянье.

Вы вдохновение само.

Об этом всём на расстояньи

Пусть скажет вам моё письмо.

Этими строками 22 февраля 1957 года Борис Леонидович Пастернак завершил стихотворение «Актриса», которое посвятил Анастасии Платоновне Зуевой.

Будущая легенда Московского Художественного театра появилась на свет в селе Спасское Крапивенского уезда Тульской губернии на третьем году царствования императора Всероссийского Николая II. Ее отец — гравёр по самоварам — умер от воспаления легких, когда младшей дочери было всего пять лет. А мать, вторично выйдя замуж за жандармского полковника, отдала девочек — Лизу и Настю — на воспитание своей сестре, которая служила управительницей в помещичьем имении. Как ни странно, но это оказалось наилучшим решением, ведь тётка окружила племянниц воистину материнской заботой. А когда переехала жить в Москву, забрала с собой и девочек, определила их в гимназию. Там Анастасия подружилась с Любой Савосиной, предложившей подруге вместе поступить в дорогую и престижную частную Школу драматического искусства. Любу не приняли, а Настю взяли, причем зачислили на бесплатное обучение, уже во время отбора разглядев в 18-летней девушке незаурядное артистическое дарование. Зуева проучилась год в этом прообразе Школы-студии МХАТ у мастеров Художественного театра, после чего в 1916-м школу преобразовали во вторую студию МХТ.

зуева1.jpg

Здесь с роли Вари в спектакле по пьесе З. Гиппиус «Зелёное кольцо» началась семидесятилетняя сценическая жизнь Анастасии Зуевой. Уже в те годы на нее обратил внимание Константин Сергеевич Станиславский: «Пожалуйста, не трогайте Зуеву. И не учите её системе. Она сама — Система». В двадцать два она сыграла свою первую старуху — мадам Фритче — в спектакле по рассказу И. Тургенева «История лейтенанта Ергунова», и Станиславский, увидев ее в этой роли, вроде бы шутя, но, как оказалось, пророчески подметил: «Всю жизнь ты, девочка, будешь играть старух». Что она и делала — абсолютно гениально.

Тогда же началась и столь драматически сложившаяся личная жизнь Анастасии Зуевой. Сразу же после Октябрьской революции она вышла замуж — естественно, по любви — за железнодорожного инспектора Ивана Евсеева. Вскоре родился сын Костя. Однако семейная идиллия оказалась недолгой. Муж считал жену своей собственностью и не хотел делить ее с театром. При этом сам мог дни и ночи напролет кутить в ресторане «Яр» и развлекаться на съемной квартире с девицами легкого поведения. Чаша терпения Анастасии переполнилась, когда благоверный поднял на нее руку. Она ушла, а он в отместку оставил сына себе и видеться с Костей ей не позволял.

Так на некоторое время в жизни Зуевой не осталось ничего, кроме сцены. В 1924 году она была принята в основную труппу Московского Художественного театра и уже никогда ее не покинула. Максим Горький, посмотрев спектакль «Воскресение» по роману Л. Толстого, о работе Анастасии Платоновны, сыгравшей Матрёну, сказал: «Лучше, чем в жизни». А потом были блистательная Коробочка в «Мёртвых душах» Н. Гоголя, которую Зуева играла с 1932 года и до конца жизни, и Пошлёпкина в «Ревизоре», Домна Пантелеевна в «Талантах и поклонниках», Феклуша в «Грозе», Глафира Фирсовна в «Последней жертве», Улита в «Лесе» и Манефа в «На всякого мудреца довольно простоты» А. Островского, Квашня в «На дне», Зобунова в «Егоре Булычёве и других» и Чугунова в «Достигаеве и других» М. Горького, Анфиса в «Трёх сестрах» А. Чехова и Мерчуткина в «Чеховских страницах», Марья в «Любови Яровой» К. Тренёва и Марфа в «Земле» Н. Вирты... Всего сорок с небольшим ролей. Но каждая — бриллиант, отметил в своей книге «Королевы смеха» журналист и киновед Сергей Капков.

зуева5.jpg

Тем временем в личной жизни Анастасию Платоновну поджидала очередная драма. В начале 1930-х ее мужем стал Виктор Оранский. Глубокое зрелое чувство соединило двух творческих людей — уже знаменитую актрису и известного композитора. И всё было вполне благополучно, пока в их гостеприимном и хлебосольном доме не появилась милая девушка, грезящая сценой. Зуева, которая, по словам друзей, была готова облагодетельствовать и телеграфный столб, взялась подготовить ее к поступлению в театральный вуз. А юное, но уже предприимчивое создание быстро переориентировалось с театра на преуспевающего композитора и увело супруга учительницы. Зуева опять осталась одна. Может, именно тогда она и вспомнила совет своего великого учителя — Станиславского: «Вы не должны больше выходить замуж, ваше счастье только в театре».

Кстати, Оранский, но уже не один, а с маленькой дочерью, вновь появился в жизни Анастасии Платоновны через пять лет — в разгар Великой Отечественной войны. Молодая жена бросила его с ребенком, найдя более перспективный вариант. А вот бывшая приняла со всей присущей ее душе добротой и радушием, не дала сгинуть от голода и болезней...

Во время войны Зуева в составе фронтовой бригады постоянно выезжала на передовую. Сохранилась фоновая запись 1967 года, на которой артисты МХАТа вспоминают об этих выездах. Есть на ней и рассказ Анастасии Платоновны: «...Мы собрались на какой-то лужайке, километра за два от немцев, устроили помост, выступали, а мальчики страшно смеялись. Потом появился обед в котелках, и мы тоже поели. Ну и я решила снова выступить, чтобы эти мальчики еще немного отдохнули. Сказала им, что и у меня два племянника воюют, и вот я с удовольствием воюю, но я воюю своим словом, а вы нас защищаете. И поблагодарила их, а они улыбались. И мы думали, что даем нашим солдатам частичку радости...»

зуева3.jpg

В начале Великой Отечественной, осенью 1941-го, сыграла Зуева и одну из самых любимых своих киноролей — бабку Прасковью в короткометражной ленте «Пир в Жирмунке», которую Всеволод Пудовкин снял для «Боевого киносборника № 6». В основе сценария Леонида Леонова — реальный факт: в деревне, занятой фашистами, старая крестьянка угощает ненавистных захватчиков отравленной едой. А чтобы у них не возникло сомнений в искренности её гостеприимства, ест вместе с врагами...

И рядом — жена губернского секретаря Настасья Фёдоровна Мерчуткина из чеховского водевиля «Юбилей», который был экранизирован в 1944-м. Зуева играет классическую идиотку: «Я женщина слабая, беззащитная... На вид, может, я крепкая, а ежели разобрать, так во мне ни одной жилочки нет здоровой! Еле на ногах стою и аппетита решилась. Кофей сегодня пила и без всякого удовольствия».

Но, конечно, всенародную известность и любовь всех советских людей от мала до велика принесла Анастасии Платоновне роль бабушки-сказительницы в фильмах-сказках Александра Роу «Морозко» (1964), «Огонь, вода и... медные трубы» (1968), «Варвара-краса, длинная коса» (1969) и «Золотые рога» (1972). Этот образ словно списан режиссером с самой актрисы: старушка с бесконечно добрыми глазами и обаятельной улыбкой открывает перед юными и взрослыми зрителями окно в волшебный мир, где добро всегда побеждает зло, где герои с щедрой душой и горячим сердцем обязательно торжествуют над подлыми и жадными, без стыда и совести персонажами.

В 1984 году журнал «Театральная жизнь» опубликовал статью народной артистки СССР А. П. Зуевой «Желание творить». В ней она отмечала: «Если нет стремления к творчеству, если им не пронизан самый воздух сцены, то искусства нет. Есть поделки... Станиславский и Толстой искали „изюминку“ в человечности души, а не в „греховности“ человека...»

Гениальная старуха Московского Художественного театра ушла из жизни 23 марта 1986-го. А через год произошел раскол того великого театра, который создали К. С. Станиславский и В. И. Немирович-Данченко и на сцене которого на протяжении нескольких десятилетий блистала уроженка Тульской губернии. Наверное, к счастью, что увидеть это Анастасии Платоновне Зуевой не довелось.

зуева2.jpg

Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама

Нажимая на кнопку "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных