Вторник 07 декабря
Связаться с редакцией

Вечнозелёная тема

Назад

19 октября 2021 08:06

 0
Город Т.

Автор: Татьяна МОТОРИНА

Фото: Александра КОЛЕСНИКА и автора

Примерно раз в полгода в тульских СМИ появляется публикация или сюжет о том, что какое-то дерево неправильно кронировали или вовсе спилили. «Молодой» решил не изменять традиции, но копнуть поглубже и разобраться, всегда ли праведен наш гнев.

Палачи или хирурги?

Чаще всего мы, завидев обрезанное дерево, поддаемся первому впечатлению, начинаем строчить в соцсети и при этом даже не знаем, в чем причина кронирования и действительно ли оно вредно.

Кандидат сельскохозяйственных наук, преподаватель Тульского сельскохозяйственного колледжа имени И. С. Ефанова Светлана Валентиновна Пустовалова рассказывает: обрезка бывает трех видов. Санитарная нацелена на то, чтобы убрать то плохое, что мешает дереву – например, сухие и больные ветви. Омолаживающая – это глубокая обрезка ветвей, стимулирующая рост новых побегов. И наконец, формирующая отвечает за создание красивой кроны. То, что мы видим в городе, – это чаще всего омолаживающая обрезка. В том случае, если ее делать правильно, она способствует здоровью дерева.

– Есть деревья, у которых симподиальное ветвление, а есть те, у которых моноподиальное ветвление. Моноподиальное ветвление означает, что растение стремится вверх, а боковые побеги растут плохо. Значит, эти растения нежелательно сильно обрезать. Классический пример – сирень. Если вы обрежете ей верхушку, она будет расти, но не факт, что это будет красивый кустарник. А вот, например, у тополя, ивы, спиреи симподиальное ветвление и если их резко обрезать, то будет очень хорошо.

Тополь, по словам специалиста, нуждается в обрезке и с точки зрения безопасности: у него массивная крона, а вот корневая система не под стать ей – поверхностная. Это значит, что при любом сильном ветре даже здоровое дерево может запросто рухнуть – помните, как летом 2020 года после урагана, пронесшегося над Тулой, упали тополя на Казанской набережной?

«Кто ж так обрезал? Откуда у него руки вообще растут?» Вот еще два вопроса, которые приходят на ум при виде обрезанного ствола. Как пояснила нам начальник управления по благоустройству администрации Тулы Татьяна Матвеева, занимаются кронированием две организации. Одна – Центр гражданской защиты и спасательных работ. Это, по факту, спасатели, и ориентированы они на опиловку сухостойных, наклоненных и упавших деревьев. В других же случаях кронированием занимаются специалисты Сервисного центра Тулы. Как уверяет Татьяна Ивановна, там есть специалисты, прошедшие учебу и получившие удостоверение, которое дает им право заниматься таким видом работ. В обеих организациях есть автогидроподъемники.

С другой стороны, исключать человеческий фактор никогда нельзя – даже специалисты могут обрезать плохо. О ситуации в целом мы спросили у С. Пустоваловой. Ее оценка оказалась положительной.

– Не могу сказать, чтобы сталкивалась в Туле с какими-то вопиющими случаями обрезки деревьев, – говорит эксперт.

Спасает Ленинский район

Недоумение у туляков вызывают и ситуации, когда внешне вполне здоровые деревья не просто опиливают, а срубают под корень. Почему так происходит, мы спросили у начальника управления по благоустройству:

– Может быть, дерево закрывало дорожный знак. Может быть, вблизи него были проложены коммуникации и оно нарушало охранную зону, – рассказала Т. Матвеева. – Кроме того, согласно СанПиН, если дерево растет ближе одного метра до здания, то его тоже придется срубить – чтобы корневая система не нарушала фундамент. Наши типовые дома построены в основном в 1970–1980 годы, и массовое озеленение было именно тогда. А сейчас у нас идет новая активная застройка, и деревья оказываются рядом со зданиями…

Мы также попросили прокомментировать статистику, которая гласит, что в Туле ежегодно убирают 1500 деревьев, а высаживают до 600 саженцев и 4000 кустарников.

– Эти цифры определяются ценой за посадочный материал и бюджетом, который город может обеспечить. Если мы хотим увеличить количество зеленых насаждений, то должны отказаться, например, от строительства какой-то дороги или детского садика – от того, что важно для жителей, – подчеркивает Татьяна Ивановна.

Иными словами, можно было сажать и больше, просто на это недостаточно средств. К тому же выбор делается в пользу крупномеров, которым уже лет восемь. Управление по благоустройству считает более целесообразным купить уже «готовое» дерево, нежели доращивать до нужного размера саженец. А чем старше дерево, тем оно дороже: ель, в которой 0,5 метра, стоит 5000 рублей, а 6-метровое дерево – уже порядка 100 тысяч! Тут может закономерно возникнуть вопрос: а приживется ли такая елка? У жителей Заречья еще свеж в памяти пример, когда высоченную ель, посаженную в сквере «Тульское чаепитие», пришлось удалять и сажать новую. По словам Татьяны Матвеевой, при соответствующем уходе и 6-метровое дерево будет прекрасно расти.

Из-за более низкой цены администрация закупает больше кустарников, чем деревьев. Мы спросили у Светланы Пустоваловой, оправдана ли такая замена. Но однозначного ответа она не дает.

– Есть много разных за и против. От кустарников, к примеру, меньше мусора, чем от деревьев. К тому же это может быть задумкой дизайнера. Посмотрите, как хорошо оформлена Казанская набережная. Там высажены и деревья, и кустарники, но в целом они не закрывают обзор, создают ощущение свободы и простора.

При этом убедительных доводов, почему кусты лучше деревьев, всё равно нет. Даже сама Светлана Валентиновна признаётся, что больше любит деревья. Наверняка, многие из нас согласятся с этой мыслью. Может быть, эти предпочтения заложены в нас на уровне какой-нибудь генетической памяти? Ведь именно дерево кормило человека своими плодами, давало топливо и укрывало во время непогоды. Могут ли дизайнерские проекты заставить нас забыть об всем этом?

Еще один вопрос, который нас волновал: достаточно ли у нас зеленых насаждений в городе? Соответствуем ли мы нормам по озеленению? Ответ в администрации дали такой: да, соответствуем. Но оговорились: соответствуем за счет территорий бывшего Ленинского района. Там ведь есть целые леса с зайцами, кабанами и косулями, вот они-то и дают городу зеленую массу, кислород и нужные цифры в отчетах. Правда, доходит ли эта польза до центральных улиц Тулы с их кустами, постепенно заменяющими деревья, – большой вопрос.

В свои руки

С. Пустовалова говорит: если ей или ее коллегам не нравится что-то происходящее с деревьями на территории техникума, они, недолго думая, выходят во двор и опиливают, подкармливают, лечат.

Для желающих не просто писать возмущенные посты в соцсети, а деятельно исправлять ситуацию с озеленением, есть несколько путей. Во-первых, никто не отменял озеленение во дворах многоквартирных домов – ведь этот вопрос решают исключительно собственники. Во-вторых, можно принять участие в разных акциях по посадке деревьев. Присоединиться, например, к тем нашим коллегам, которые ежегодно сажают аллеи в разных частях города. Или получить саженцы хвойных деревьев в дар для школы или детского сада от проекта «Зеленая ЭКОбомба». Буквально 15 октября этот проект организовал высадку кедров в Комсомольском парке – с весны 2016 года они посадили там уже 72 дерева. Это, конечно, не 6-метровые крупномеры, но, если приходить и ухаживать за ними, то результат может получиться вполне приличный.

В-третьих, можно просто последовать примеру туляков, которые, отдыхая в лесу, выкапывают молодые деревца, расплодившиеся самосевом, и сажают во дворе. Правда, с этим вариантом надо быть по- осторожнее. И сами эти деревья – не идеальный посадочный материал, и сажать их надо так, чтобы в дальнейшем они не задевали коммуникации и не затеняли окна.

Кто прав – тот, кто бьет тревогу по поводу кронирования, или тот, кто молча сажает новые деревья? На наш взгляд, и те, и другие, ведь это говорит о неравнодушии туляков. Главное – подходить к вопросу с умом и доводить дело до конца.

Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама

Нажимая на кнопку "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных