Судьба оружейного

Назад

25 февраля 2022 01:13

 0

Автор: Юлия БЕРЕЗОВСКАЯ

Фото: Александра КОЛЕСНИКА

Кажется, что Императорский Тульский оружейный завод был всегда. Всегда возвышались цеха на берегу Упы и гордо смотрел вдаль, опираясь молотом о наковальню, Пётр Великий. Однако вначале, когда свет увидел подписанный в 1712 году царский указ, еще ничто не предвещало предприятию такой долгой и славной судьбы…

– Мы же себе как это представляем, – заместитель директора Тульского государственного музея оружия по научной и экспозиционно-выставочной деятельности Игорь Борисович Пинк ведёт нас по практически пустым из-за буднего дня пространствам вдоль завораживающе играющих светом витрин. – Вот подписал Пётр свой Указ, и через какое-то время построили завод – цеха, станки… Но на самом деле оружейный на заре своего существования был не чем иным, как несколькими просторными деревянными амбарами – в них стояли вододейственные машины, которые приводили в движение огромные колеса, спущенные в Упу. Сами же оружейники еще долго работали по своим мастерским…

Такое ощущение, что для Игоря Борисовича в истории старейшего оружейного предприятия России тайн практически нет.

Впрочем, и неудивительно. Ведь музей вплоть до середины 90-х годов прошлого века был одним из заводских подразделений – приказ об основании хранилища датируется аж 1873 годом! Так что интересных экспонатов, связанных с историей Тульского оружейного, а заодно разных былей и небылиц в коллекции музея предостаточно.

– Костяк завода составляли казенные мастера, – рассказывает Игорь Борисович. – Удивительные люди. По сути, они были крепостными – не могли, например, отлучиться по своей надобности без разрешения командира завода. Но вместе с тем оружейники имели целый ряд привилегий, другим недоступных. Так, они получили право вести торговлю и не платить с нее пошлину в казну. То есть им назначали «урок», который они обязаны были выполнить для завода, а дальше они могли свободно работать на себя. Вот и торговали – тем же оружием, скобяными изделиями… Кстати, знаменитые тульские самовары своим существованием тоже обязаны оружейникам.

За три с небольшим столетия оружейный, пройдя огромный путь, стал не просто предприятием, а культурологическим памятником, овеянным множеством мифов, во многом объясняющих характер тульских мастеров.

А самым главным и интересным, пожалуй, следует считать миф, связанный с именем Петра I.

– Большинство из нас как-то самим собой разумеющимся считает тот факт, что Пётр в Туле был, – говорит Игорь Пинк. – В нашем сознании просто не укладывается сценарий, при котором царь не посетил первый в России оружейный завод. Но всё дело в том, что никаких весомых свидетельств этого не существует. Вероятнее всего, Пётр проезжал через наш город, но доказательств того, что он специально останавливался и посещал завод, нет. Скорее всего, продукцию тульских оружейников царю возил показывать Никита Демидов. А знаменитый памятник появился только в 1912 году…

«Вчера тульский оружейный императора Петра I завод праздновал 200-летний юбилей своего существования и открытие памятника царственному основателю завода императору Петру I. На торжестве присутствовал Его Императорское Высочество великий князь Сергей Михайлович. После молебствия по плану перед зданием завода с памятника упала пелена, и фигура императора, изображенного в виде кузнеца, предстала перед зрителями. После освящения памятника состоялся акт, во время которого происходил прием депутаций и чтение полученных приветствий», – писала газета «Тульская молва».

Игорь Борисович считает, что памятник показывает Петра таким, каким видели его оружейники – царем-работником, мастером, готовым в любой момент самому приступить к делу.

Вообще Тульский оружейный имел огромное значение для Российской империи. Косвенно этот факт подтверждает хранящаяся в музее коллекция «царских ружей». И особого внимания заслуживает, без сомнения, карабин 1775 года, к созданию которого приложила руку – в буквальном смысле этого слова! – Екатерина II.

Надо сказать, императрица значительно поспособствовала популяризации тульского оружия – она нередко дарила изделия наших мастеров иноземным гостям. Кроме того, как говорит Игорь Борисович, заказывала миниатюрные модели оружия для своего наследника, будущего императора Павла I. Этот период, кстати, был временем наивысшего расцвета художественной линии оружейного мастерства, а «миниатюрное» направление подарило музею немало интересных экспонатов, достойных наследников Левши…

Завернувшую в Тулу с празднований Кючук-Кайнарджийского мира Екатерину на оружейном встречали с почетом. Императрице поднесли молоточек, которым она три раза ударила по завариваемому стволу. Позднее его использовали для изготовления охотничьего карабина, на котором золотом выгравировали: «Ея Императорское Величество в бытность на Тульских оружейных заводах благоволила на семъ ружье собственными своими руками назначить троекратно молотком в память бытия Ея Императорского Величества в заводах в 1775 году Декабря 14 дня».

Собственно, после Екатерины практически все императоры на Тульском оружейном хотя бы раз, но бывали.

– Интересный эпизод в истории Тульского оружейного связан с Николаем I, – продолжает заместитель директора Музея оружия по научной и экспозиционно-выставочной деятельности. – Во время визита на завод ему доложили, что достигли взаимозаменяемости некоторых ружейных деталей. А чтобы доказать это, при Николае смешали часть деталей замков, хранившихся в арсенале, с теми, что при нем же открутили с готовых ружей. Император лично убедился, что вновь собранные из получившейся кучи замки прекрасно работают. Некоторые современные исследователи и сейчас считают, что государя просто каким-то хитрым образом обманули…

Традиция «царских ружей» распространилась и на советскую эпоху – в музее, например, есть ружья, изготовленные как для Владимира Ленина, так и для Иосифа Сталина. Правда, последние делали просто в подарок, а не как знак визита на завод.

Что любопытно – когда мы с Игорем Борисовичем посмотрели сопроводительную информацию к ружью для вождя мирового пролетариата, выяснилось, что таких подарков Ленину сделали два. По воспоминаниям рабочих, Владимир Ильич, увидев первое ружье, заявил, что оно слишком красиво – только любоваться, и тогда для него изготовили оружие не столь богато украшенное, но по-прежнему с высочайшими на тот момент техническими характеристиками.

Надо сказать, что ружья советских руководителей украшены не так богато. Возможно, это было обусловлено новой идеологией, отвергавшей показную роскошь. А быть может, и тем, что в вихре революции первое время было не до художеств и речь о восстановлении традиций декоративного оружейного искусства зашла уже в конце 20-х годов… Тогда же Тульский оружейный стал первым в стране предприятием, удостоенным ордена Трудового Красного знамени.

– Притом что его конструкторы создали немало интересных экспонатов, история завода – это все-таки история массового производства, – отмечает Игорь Борисович. – В этом плане показательны судьбы трехлинейки Мосина и самозарядной винтовки Фёдора Токарева – СВТ. Несмотря на то, что огневая мощь последней была явно выше, СВТ так и не получила массового распространения. Дело в том, что винтовку Токарева отличала более сложная конструкция, к тому же она требовала тщательного ухода. Ее нельзя было просто бросить как есть после боя и забыть до следующего – она потом не срабатывала. А есть ли у солдат время и силы разбираться в технических тонкостях?.. Трехлинейка, которую можно было собрать-разобрать буквально на коленке, в их глазах явно выигрывала в надежности. Зато СВТ пользовалась популярностью у советской морской пехоты и… офицеров вермахта. Их техническое образование было выше, чем у рядового советской пехоты, а потому они могли в полной мере оценить все преимущества СВТ.

Великая Отечественная война, по словам Игоря Борисовича, вообще сильно повлияла и на работу Тульского оружейного, и на темпы его развития. Эвакуация большей части производств и мастеров на Урал была единственно верным решением, но обратно в город-герой вернулись далеко не все туляки и лишь малая часть оборудования.

Кстати, в части музейной экспозиции, посвященной Великой Отечественной, восстановлена сцена, иллюстрирующая условия работы тульских оружейников в эвакуации в Медногорске. В центре диарамы установлен массивный фрезерный станок «Дзержинец»: в том числе и с их помощью, в тяжелейших условиях – поначалу на некоторых производственных участках не было даже кровли – туляки собирали для фронта СВТ, а позже и ШВАКи.

– Конечно, война стала серьезным испытанием для ТОЗа, – говорит Игорь Пинк. – Но и по ее окончании завод по-прежнему играл огромную роль в истории нашего края и даже страны. Помимо боевого оружия был налажен выпуск охотничьих ружей. Решались интересные конструкторские задачи – в нашей коллекции хранится пистолет ТП-82, который был разработан тульскими оружейниками специально для космонавтов по предложению Алексея Леонова…

Мы идем меж витрин, поднимаемся по этажам, и выставленные в залах экспонаты становятся всё более современными. Кремнёвые ружья сменяет автоматическое оружие, пулемёты (даже подводный), ракеты… Новейшая история Тульского оружейного еще не обросла легендами, а потому меньше волнует воображение посетителей, зато уже очень интересует специалистов. Игорь Борисович с угадывающимся в тоне легким сожалением говорит, что в послевоенном периоде в судьбе завода ещё много белых пятен. Работа в архивах и без того непроста, так еще и с львиной доли документов до сих пор так и не снят гриф «секретно»…

Но кто знает, а вдруг ещё лет через двести экскурсоводы музея будут рассказывать посетителям о том, как на по-прежнему действующем старейшем в России оборонном заводе налаживали выпуск ракет для ПТРК «Конкурс»? ИТОЗ не зря называют сердцем оружейной Тулы. Хочется верить, что сердце это будет биться до тех пор, пока будет стоять древний город мастеров.

Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама

Нажимая на кнопку "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных