Понедельник 15 июля
Связаться с редакцией

Мирный город. Часть 11

Назад

13 августа 2021 02:29

 0
Город Т.

Автор: подготовила Ирина МИХАЙЛОВА

Фото: архив

«Молодой коммунар» продолжает публиковать отрывки из книги Георгия Берёзко «Мирный город», рассказывающей о событиях, происходивших в Туле в октябре – декабре 1941 года. Книга была выпущена в 1955 году в военном издательстве Министерства обороны СССР. Фрагменты романа приводятся с комментариями сотрудников Тульского военно-исторического музея.

В осаде

На заводе, как и повсюду в осажденном городе, люди быстро приспосабливались к новым условиям труда и существования. На окраинах шел, то затихая, то возобновляясь, бой, сирены воздушной тревоги завывали с наступлением темноты, а днем немцы обстреливали город из орудий. В больницах рядом с бойцами, доставленными туда прямо с переднего края, лежали женщины, раненные осколками снарядов в своих квартирах или на улицах… Просыпаясь утром и собираясь на работу, человек не был уверен, что доживет до вечера, и матери, уходя из дома, не знали, увидят ли они еще своих детей. Но, невзирая на всё это, точнее – в борьбе с этим, люди всё лучше делали свое дело, необходимое для жизни и победы. В положенный час открывались магазины, и продавщицы с противогазными сумками через плечо вставали к своим прилавкам. Работали бани, парикмахерские, столовые; большая, недавно выстроенная фабрика-кухня в центре города доставляла в термосах обеды на передовые позиции. В артелях инвалиды-кустари валяли солдатам валенки, тачали сапоги; на швейной фабрике женщины шили солдатские шинели; у себя на квартирах хозяйки стирали солдатское белье. И в то время, как на крыше городского родильного дома дежурили подростки из групп самозащиты, внизу, в белых, блистающих никелем и масляной краской палатах раздавались голоса, крик, плач самых молодых граждан города, за жизнь и счастье которых шел неравный бой.

На четвертый день осады две двухсотпятидесятикилограммовые бомбы упали на территории станкостроительного завода; была уничтожена часть механического цеха и значительно повреждена литейная. После этого долго еще хрустело стекло под ногами во дворе, а в зияющие, с выбитыми рамами окна заводских зданий залетал первый снежок. Но работа в бывшем чертежном зале конструкторского бюро не прекращалась ни на один час: ночью к станкам вставали те, кому удавалось поспать днем. Слесари начинали сборку первых минометов, а на площадке завода круглосуточно трудилось теперь в разных местах несколько добровольных бригад.

Кузнецы из своего опустевшего цеха, высокого, как собор, широкого, как проспект, перекочевали в гараж. Ковали здесь вручную; молотобойцами к наковальне встали начальник цеха и председатель цехового комитета, отковавшие вертлюги для минометов. В малой литейной происходил ремонт автоматического оружия, привезенного из городского парка или с позиций перед Мышкинским поселком.

До победы ещё не близко

…В начале ноября Богданов был отозван из Т. – он получил командование дивизией и одновременно ему было присвоено звание полковника. Новое звание, как и новое назначение, обрадовали Богданова, но, готовясь к отъезду, он почувствовал неожиданное сожаление. Как оказалось, Богданов полюбил уже этот доселе незнакомый ему город, где он так недолго пробыл, ему нравились люди, вместе с которыми он здесь воевал. Устояв в первый день немецкого штурма под таранным огнем танков, защитники Т. и в последовавшие дни успешно отбивали атаки неприятеля. Бой, завязавшийся в дождливое утро на южной окраине города, длился с недолгими перерывами в течение трех суток, перебрасываясь с одного участка обороны на другой. Затем после непродолжительного затишья, во время которого немцы перегруппировывались и подтягивали резервы, он опять разгорался. Танки и пехота противника обтекали Т., нащупывали слабые места в нашей обороне, пытаясь прорваться то в одном, то в другом пункте. И части армии, защищавшие город, а тем самым прикрывавшие южные подступы к Москве, стойко отражали эти упорные, не прекращавшиеся попытки противника прорваться дальше на север.

Однако до победы было еще не близко: сражение за Москву продолжалось и здесь, в Т., к югу от нее, на левом фланге подмосковного фронта и в центре его, и на севере, под Калинином. И едва ли можно было думать, что гитлеровское командование, не взяв Москву к 7 ноября, как недавно еще рассчитывало, вообще отказалось от своего намерения. Богданов не сомневался, что, по крайней мере здесь, в районе Т., следовало в недалеком времени ожидать новых наступательных ударов.

Было раннее утро 6 ноября, когда Богданов, собравшись уезжать, вошел в шинели, в полном снаряжении, к Дьякову, чтобы проститься.

– А, Николай Фёдорович! – проговорил генерал своим звучным, с хрипотцой голосом. – Собрались, я вижу. Садитесь, сейчас потолкуем. Продолжайте, товарищ подполковник.

Богданов сел в сторонке, чтобы не мешать. Начальник артиллерии, недавно назначенный к Дьякову, докладывал об огневом налете на противника, произведенном сегодня на рассвете. Налет оказался успешным: в лесу, где, по донесению разведчиков, скрывались немецкие танки, были замечены столбы дыма и произошел сильный взрыв: по-видимому, снаряды попали в склад боеприпасов.

Далее Дьяков заговорил о намечавшейся на ближайшие дни операции – первой наступательной операции защитников города, ограниченной по задаче, но знаменательной по существу. Немцы, овладевшие в первый же день Мышкинским поселком, превратили его в свой передовой опорный пункт, и Дьяков намеревался выбить их оттуда…

Тула живет фронтом

– 22 ноября 1941 года в газете «Известия» была опубликована корреспонденция А. Булгакова и В. Антонова «Тула отвечает врагу», рассказывающая об обстановке в городе на тот период, – комментирует специалист по экспозиционной и выставочной деятельности Тульского военно-исторического музея Алексей Чулицкий. – В ней есть такие слова: «Тула живет фронтом. Она шьет фронту одежду: белье, шапки, ватники, валяет валенки, изготовляет ломы, лопаты, волокуши для перетаскивания пулеметов по снегу. Налажено производство лыж… Тула уверена в защитниках города. Город живет кипучей жизнью. Открыты кино, парикмахерские, бани, прачечные, торгуют магазины». В целом это соответствует действительности. Например, в кинотеатре имени Бабякина в осажденной Туле показывали фильм о герое Гражданской войны Николае Щорсе. Работал и родильный дом – за всё время осады Тулы в нем родились 459 детей. Вполне возможно, что на фабрике-кухне готовили обеды для защитников Тулы. К сожалению, в осажденной Туле имели место и отрицательные факты, в том числе мародерство.

Противник обстреливал и бомбил город, но территории, на которых работали тульские оборонные заводы, старался не трогать, так как надеялся их захватить. Большая часть оборудования и рабочих была эвакуирована, но не полностью – те, кто остался в Туле, выполняли заказы фронта.

Из воспоминаний бывшего директора завода «Новая Тула» (ныне комбайновый завод) М.Д. Баженкова:

«5 ноября [1941 года] директору завода А.В. Домрачеву было предписано выехать на новое место дислокации завода. Директором оставшегося завода (если можно было назвать заводом производственные мастерские с десятком рабочих) назначили меня. …Комитет обороны города поставил перед нами задачу – помочь фронту, найти средства, которые позволили бы без потерь живой силы организовать захват огневых позиций для пулеметов. Решение было найдено. По чертежам, разработанным заводом и согласованным с командованием, мы приступили к изготовлению бронированных пулеметных гнезд – волокуш. К танку, малоуязвимому, подвижному и имеющему могучую огневую силу, цеплялся на крюк бронированный обтекаемой формы короб, укрепленный на стальном листе с полозьями, – поэтому он не проваливается при движении по снегу. Внутри, на обшитом досками полу, где помещались два бойца-пулеметчика, укреплялся пулемет «максим» с достаточным запасом лент. Такое бронированное гнездо быстро выбрасывалось танком на огневой рубеж, отцеплялось и сразу открывало огонь, прикрывая наступление наших подразделений. Завод изготовил 11 таких гнезд.

Принимать и испытывать первое гнездо на завод приехал В.Г. Жаворонков. Из винтовки с оптическим прицелом он стрелял бронебойными пулями в яблоко, нарисованное мелом на лобовом листе. Испытание на пробиваемость было выдержано.

Рабочие завода участвовали также и в подвозке боеприпасов стоявшему неподалеку от завода артполку.

Командование Тульского рабочего полка обратилось к нам с просьбой организовать пошив теплых рукавиц, маскировочных халатов, сбор валенок и лыж. Коллективом завода было изготовлено более тысячи пар рукавиц, более сотни маскировочных халатов, собрали сорок пар валенок и семьдесят пар лыж, всё это было передано бойцам первого рабочего полка.

Завод работал на круглосуточном режиме. Люди трудились, не выходя с территории завода. Здесь же, в помещении штаба МПВО (местная противовоздушная оборона), организовали кухню и столовую с обслуживанием рабочих во всех сменах горячим питанием…»

Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама

Нажимая на кнопку "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных