Истории из тайника

Назад

19 декабря 2021 08:04

 0

Автор: Елена КОЛОБАЕВА

Фото: Александра КОЛЕСНИКА

«Дубина народной войны поднялась со всею своею грозною и величественной силой...» Одна из самых известных цитат романа Льва Толстого «Война и мир» стала, возможно, и одним из самых точных пророчеств о грядущем столетии. О том, что связывает род Толстых с огненными вехами XX века и как судьба каждого человека помогает написать картину эпохи, мы поговорили с заведующим отделом военно-патриотической работы музея-усадьбы «Ясная Поляна» Юрием Николаевичем Савиновым.

Фамильные черты

Историк по образованию и призванию, Юрий Николаевич более двадцати лет посвятил изучению рода Толстых. И предмет его особого внимания – богатейшая военная история фамилии, которая известна, если верить ряду источников, с 1353 года.

– Это «непаханое поле», поскольку мы можем с достаточной уверенностью утверждать, что представители рода принимали участие практически во всех войнах, сопровождавших историю нашего Отечества. Более того, мы знаем как минимум о пятнадцати георгиевских кавалерах среди Толстых,– рассказывает Ю.Н. Савинов. – Конечно, все туляки и почитатели творчества Льва Николаевича знают о том, что он и сам боевой офицер, прошедший две военные кампании. Есть даже точка зрения, что он был одним из первых военных журналистов. Но и его отец, братья, дяди – все принимали участие в различных войнах и военных конфликтах, неизменно отличаясь отвагой и мужеством на поле боя. Для меня в своё время было потрясающим открытием, что дети и внуки Льва Толстого стали участниками обеих мировых войн.

Так, дочь Александра Львовна в 1914 году стала сестрой милосердия, сначала работала в тылу, затем отправилась на фронт. Принимала участие в Саракамышской оборонительной операции, потом перевелась на Западный фронт под Сморгонь, организовала госпиталь, дважды попадала под немецкую газовую атаку... Она была удостоена двух Георгиевских медалей «За храбрость» – не каждый мужчина с фронта с такими наградами возвращался!

А её брат, Михаил Львович, начинал службу во 2-м Дагестанском конном полку Кавказской туземной конной дивизии. Для многих офицеров, поясняет наш собеседник, это само по себе было знаком отличия. В дивизии правил неписаный закон: нового командира подразделение не принимало до первого боя, в котором он должен был идти впереди. Если человек показывал истинную храбрость офицера, подчиненные принимали его беспрекословно... Михаил Львович был удостоен двух орденов за личную храбрость в боях с немцами.

Фамильные черты – мужество и любовь к Отчизне – передались и следующим поколениям Толстых. Юрий Савинов, автор рассказов и сценариев, в своем моноспектакле «История рода Толстых – история России» повествует о четырех братьях: Михаиле, Андрее, Илье и Владимире – сыновьях Ильи Львовича. Сведений о них у потомков сохранилось совсем немного, но после кропотливых изысканий сотрудникам «Ясной Поляны» удалось пролить свет на их судьбы.

– Михаил Толстой учился в Тифлисском юнкерском училище. В Первую мировую ушел на фронт в чине подпоручика с 9-м Староингерманландским пехотным полком, командовал охотниками – тогда так называли разведку. Тяжелораненый и контуженный попал в плен, содержался в концлагере в Богемии. Бежал удачно только в 1917 году, – рассказывает наш собеседник. – Андрей Толстой был человеком удивительной судьбы. Студент Императорского Московского технического училища, он в первый же день войны написал рапорт с просьбой отправить его на фронт. Кроме того, что он великолепно держался в седле (это, к слову, тоже родовая черта Толстых), никакой военной подготовки девятнадцатилетний юноша не имел. Его взяли ординарцем – выполнять нехитрые поручения... За три года от рядового он дослужился до чина штабс-ротмистра лейб-гвардии Его Императорского Величества Драгунского кавалерийского полка, был награжден шестью боевыми орденами, три из которых – Георгий. Храбрейший офицер полка, его легенда!..

Год после Октябрьской революции братья никак не участвовали в происходящих вокруг событиях, не принимая никакую из сторон. Однако, когда в Москве стало небезопасно, они приняли решение уехать. Известно, что они успели побывать в Ясной Поляне, где простились с бабушкой Софьей Андреевной. И здесь, на территории родовой усадьбы, Андрей Ильич спрятал свои боевые ордена, никому не сказав, где их найти...

– Отыскать их на огромной территории заповедника невозможно, но, может, и к лучшему, – размышляет Юрий Савинов. – Зато мы знаем, что в этой земле хранится истинная святыня.

Между тем, история ещё не окончена – братья добрались до юга России, к белогвардейцам. Михаил в Новочеркасске заболел тифом и скончался в госпитале – не осталось никакого следа, указывающего на место его захоронения. Андрей погиб в бою, получив тяжелое ранение во время штурма Перекопа Красной Армией. Его могила теперь известна хранителям истории рода – она находится в селе Плодородное Красногвардейского района. Андрей Ильич прожил всего 26 лет.

Младшие, Илья и Владимир, разными путями оказались в Европе, остались в Сербии. Но когда в эти края пришла Вторая мировая война, два брата, два офицера публично призвали русских эмигрантов воевать против фашистов. Конечно, их арестовали. Они сумели бежать, ушли в подполье и до прихода Красной армии воевали в рядах югославских партизан, а затем помогали нашим войскам. После войны вернулись в Советский Союз...

– Таков путь истинного русского патриота: защита Отечества – дело чести, священный долг, даже если внутри страны есть какие-то разногласия, – уверен Юрий Николаевич. – Мы хотим передать молодежи подлинное понимание истории: её нельзя воспринимать сегодняшним мировоззрением – ошибешься с вероятностью сто процентов. А поиск судеб отдельных людей помогает пролить на события истинный свет. И каждая такая находка – маленький штрих на большом полотне эпохи...

Не случайно Ю.Н. Савинов стал куратором уникального проекта «Возвращенные имена» – совместной работы поискового отряда «Славный» и музея-усадьбы «Ясная Поляна».

Весточки с фронта

Об экспозиции, открывшейся при поддержке Тульского регионального отделения Союза машиностроителей России в культурно-выставочном центре «Л.Н.Т.» в Музейном квартале Тулы, и удивительной судьбе полит-рука Ивана Астахова «Молодой коммунар» рассказывал в предыдущем номере.

Эти события подтверждают, что жизнь бывает куда богаче воображения любого человека. Историк и писатель Юрий Савинов уверен в этом вдвойне.

– С Иваном Соповым (создателем и руководителем поискового клуба «Славный». – Прим. ред.) мы познакомились несколько лет назад при подготовке к съемкам фильма военной тематики. Иногда перезванивались, общались – поисковая работа давно меня интересовала. И однажды, как в кино: Иван звонит и говорит, что нашёл знамя. Первая реакция – шок, множество вопросов...

Иван сообщил, что поисковиками найдены ещё и документы, и попросил Юрия Николаевича, как учёного, взглянуть на них. Это был дневник политрука Астахова, который официально числился пропавшим без вести под Могилёвом. Этот документ положил начало огромной поисковой и архивной работе, не законченной и по сей день, и привел к новым уникальным находкам – тайникам, где был спрятан утраченный обоз 50-й армии. В результате эта ниточка привела не только к неизвестной информации о судьбе самого Астахова – в обозе были найдены документы, вернувшие из безвестности многих людей, воевавших и павших за Родину. Порой это совсем незначительная весточка, всего несколько слов. Но даже они так важны для нас сегодня.

Командир 278-й стрелковой дивизии полковник Василий Иванович Мелешко без вести пропал в жестоких боях в Калужской области. Он спас одно из знамен, переданных в обоз армии и находящихся теперь в экспозиции, но сведения о нем самом были крайне скупы.

– Благодаря помощи Центрального архива Минобороны, который подключился к нашей работе, найдена единственная сохранившаяся фотография полковника, – рассказывает Юрий Николаевич. – Где его семья, мы не знаем, попытаемся разыскать – в обозе найдено его письмо жене. Вдумайтесь только: человек сидит в лесу или на опушке – бомбят, стреляют, а он нашёл пару минут на письмо, понимая, что бумага уходит в обоз штаба армии, и это последнее, что он жене своей скажет. А может, это никто никогда и не прочитает. Даже не письмо – клочок бумажки: «Я понимаю, что мы с тобой не увидимся. Но я верю, что мы победим. Если можешь, прости». Это осень 1941-го. Дивизия в окружении, бои идут под Москвой. Откуда такая убежденность? А она живёт в народе. И об этом всегда говорит история, и это сумел уловить и передать в своих произведениях Лев Николаевич Толстой.

Такие находки, признаётся Юрий Савинов, производят неизгладимое впечатление.

– Больше всего меня поразили документы 407-го полевого эвакогоспиталя – удостоверение старшего военфельдшера Григория Яковлевича Бондаренко представлено на выставке,– рассказывает он. – В сентябре 1941-го госпиталь прибыл из-под Смоленска в Брянск, в железнодорожном составе было более 800 тяжелых раненых и 69 врачей. Через несколько часов налетела немецкая авиация… Выжили шесть врачей и 137 раненых, остальные сгорели в вагонах. И тогда Бондаренко сдает знамя и документы в штаб 50-й армии и пишет: не считайте меня дезертиром, раненых 1 октября отправил на открытой платформе последнего эшелона в сторону Орла, принял решение остаться в действующей армии. Удивительный подвиг человека! Он понимает, что остающиеся части попадают в окружение, но врачей совсем нет, и он остается спасать людей.

Судьба хранила верного долгу военфельдшера – он остался жив, сумел выйти из окружения. Одно время госпиталь, где он продолжил службу, размещался в Томске – он располагался неподалеку от того места, где в эвакуации хранились экспонаты из Ясной Поляны, в течение 45 дней находившейся в немецкой оккупации...

Словно со страниц романа

Из попавших к поисковикам и исследователям документов стало известно о гибели ещё трёх советских офицеров, о которых прежде мало того, что не было достоверных данных, так ещё и «гуляла» по всемирной Сети откровенная ложь.

– Как попали карточки генерал-майоров Александра Васильевича Гарнова и Фёдора Ивановича Буданова в обоз, до конца неясно, – рассказывает куратор выставки. – Мы предполагаем (хотя это только версия), что вместе с документами госпиталя. Командующий и заместитель командующего 5-м стрелковым корпусом 10-й армии Западного фронта пропали без вести в первую неделю войны. О Гарнове некоторые источники писали, что он вышел из окружения, но застрелился после разговора с замнаркома обороны Мехлисом. Однако теперь у нас в экспозиции хранится документ, где значится, что генерал умер от ранения в живот и был похоронен в центральном парке Минска. Погибший генерал Буданов, как нам также стало известно, похоронен в белорусском Жлобине.

Ещё одна клевета была связана с именем Ивана Савельевича Шабалина – начальника особого отдела армии, майора Госбезопасности. В Сети можно найти его якобы дневниковые записи с резко негативными отзывами о командующем 50-й армией М.П. Петрове и других офицерах. Записки будто бы были найдены у убитых немцев в 1942 году, а немецкая сторона, в свою очередь, утверждала, что дневник забрали с тела Шабалина и перевели для солдат вермахта, дабы показать плачевное моральное состояние противника. Находка клуба «Славный» положила конец пересудам об этом человеке.

– Сначала нам попалась справка, фиксирующая смертельное ранение Шабалина в шею и место его захоронения в 20 метрах южнее церкви Карачева (Брянская область .– прим. ред.). Наши войска оставили Карачев 6 октября, значит, Шабалин погиб в период с 1 по 5 октября. А опубликованный под его именем дневник ведётся до 19 октября, – поясняет Юрий Савинов. – А потом поисковики подняли и удостоверение начальника особого отдела 50-й армии Шабалина, переданное в обоз после его гибели и похорон. Удостоверение можно увидеть на выставке, а доброе имя павшего в бою Ивана Савельевича Шабалина считать восстановленным.

Завотделом военно-патриотической работы яснополянского музея убежден, что эти люди достойны рассказа о них в книге или документальном фильме. И такой рассказ на широкую аудиторию важен ещё и потому, что из запутанного клубка могут потянуться новые ниточки к другим событиям и героям.

Подлинная фальшивка

В работе над проектом «Возвращенные имена» сотрудники «Ясной Поляны» взяли на себя ещё одно важнейшее для поиска исторической правды направление – перевод найденных в обозе немецких документов, в том числе дневниковых записей. Эти предметы – сплошная загадка...

Среди различных немецких вещей из тайника было поднято удостоверение, выданное в Берлине на имя сотрудника центрального аппарата гестапо унтерштурмфюрера СС Хорста Штаубе.

– Документ подлинный, потому что фотография не приклеена, а пришпилена заклепками. На фотографии молодой человек, у него Железный крест 1-го класса. Однако отыскать его следы почему-то невозможно, – рассказывает Юрий Николаевич.

Исследователи не сразу поняли, в чём дело, пока в обсуждении не родилась идея, что удостоверение – подделка. Настоящая немецкая фальшивка, выданная на имя несуществующего человека. И тогда ниточка начала распутываться...

– На снимке изображен Карл-Хайнц Боска, кавалер Железного креста, который прошел всю войну. С 1 ноября он числится курсантом школы СС, в 1942 году присягал лично рейхсфюреру СС Гиммлеру. В конце войны сдался англичанам, отсидел три года в тюрьме и благополучно дожил до старости, – поясняет наш собеседник. – Этот человек с поддельным удостоверением осенью 1941 года ездил по своим тылам. Что это была за спецоперация немцев уже буквально на подступах к Москве? Мы не знаем пока, с чем столкнулись. Но сотрудник музея Елена Алехина, которая занималась переводом документов, выяснила, что владелец удостоверения имел право отдавать любые распоряжения и задерживать любого человека по малейшему подозрению.

Не меньшую загадку представляет собой дневник на немецком языке – записи карандашом отлично сохранились и десятилетия спустя. Кто его автор – Штаубе-Боска или кто-то из офицеров его группы – неизвестно. Однако – и от этого понимания становится не по себе – на пожелтевших страницах описана война против нашего народа на нашей земле в октябре 1941-го.

– Вот вам одна фраза из этих записей для понимания: «Я удивляюсь, почему эти безумные русские не встали на колени перед великой Германией, как весь мир?» – цитирует Юрий Савинов. – То есть для автора строк это дико – проскочили Европу, с ходу брали столицы, а здесь уперлись... Примечательна лично для меня и другая запись: «10.00 – бой с пулемётным расчетом. 15.30 – окончание боя». Пять с половиной часов! Пулемётный расчет – три бойца. У этого офицера была рация, он вызывал авиацию, две деревни сжег...

С истинно немецкой педантичностью автор жутких строк фиксирует совершаемые преступления и мужество защитников родной земли.

– Он пишет, что немцы вошли в деревню и повесили одиннадцать человек. В другой деревне нашли наших раненых обозников – они попали под бомбёжку. Пишет: забросали гранатами подвал с ранеными, чтобы не связываться. Крестьян заставили закопать тела, а потом расстреляли и их тоже, – пересказывает Юрий Николаевич. – На территории современной Калужской области группа встала на постой. Ночью в окно избы влетела граната – восемь немецких солдат убиты. Часовой поймал того, кто это сделал – мальчика

12 лет. И автор дневника пишет, что вышел, зарезал мальчишку ножом и пошел спать…

А один из эпизодов, методично записанных вражеским офицером, и вовсе поразительный. Как следует из дневника, группа вошла в одну из деревень. Солдаты прочесывали местность, рассказчик курил с автоматчиками. В этот момент по дороге шёл русский мужик с бревном на плече. Немцы остановили его и ради забавы хотели заставить приседать с бревном. Никто не ожидал, что, казалось бы, безоружный русский нападёт...

– Семерым фашистам разбил головы, и автор дневника только пятым выстрелом убил этого мужика, – свидетельство врага в пересказе историка, несмотря на абсолютную достоверность, звучит как небылица. – Вот это и есть подлинная «дубина народной войны», о которой писал Толстой. Если народ поднимается – его не победить.

Сотрудники «Ясной Поляны» убеждены, что в истории и в народной памяти должны оставаться такие люди, как политрук Астахов и полковник Мелешко, как военфельдшер Бондаренко и генерал Гарнов, как убитые фашистом неизвестные мальчик и крестьянин... Именно поэтому выставка «Возвращенные имена» обязательно поедет в другие города России, где её уже ждут. А в 2022 году организаторы проекта рассчитывают получить у Министерства обороны разрешение на размещение масштабной экспозиции в рамках Международного форума «Армия».

Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама

Нажимая на кнопку "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных