Суббота 16 октября

Дело было не в бобине

Назад

08 октября 2021 08:15

 0
Общество

Автор: Юлия БЕРЕЗОВСКАЯ

Фото: Ивана ПОТАПОВА

В середине недели федеральные СМИ обрадовали россиян новостью о том, что правительство внесло в Госдуму проект поправок к Земельному кодексу, призванных снять ограничения на оборот участков во втором поясе зон санитарной охраны (ЗСО) источников воды для питьевых и бытовых целей. Если депутаты одобрят представленный проект, то граждане получат возможность приватизировать земельные наделы неподалеку от водоемов.

Изумление вызвали уже заголовки в новостных лентах. Если раньше закон предусматривал жесткие ограничения, то откуда взялись многочисленные строения, в изобилии украшающие в Тульской области ту же Оку, причем вовсе не в двух километрах от воды (второй пояс), а прямо на берегах? Стоят эти «бедные домики» благополучно уже много лет, и что-то не видно в окрестностях никого из желающих проверить законность этих объектов.

Более пристальное изучение вопроса показало, что инициатива разрешить оформлять в собственность участки в охраняемой зоне принадлежит Росреестру – дескать, там всё равно всё застроено, а так хоть деньги в виде налогов и пошлин можно получить, если новоявленные собственники решат свои угодья продать, подарить или завещать. Вот глава «Опоры России» Александр Калинин, например, заявил «Коммерсанту», что проект ведомства «должен восстановить справедливость». Видимо, для тех, кто вложился в строительство в живописных местах, но до сих пор никак не может эти вложения защитить или приумножить.

Специалисты же Росреестра упирают на то, что оформленная собственность побудит владельца ответственно относиться к исполнению требований природоохранного законодательства, а случись что – участок у нарушителя можно изъять.

Аргументы, что называется, интересные. Непонятно, с чего вдруг человек, которому до благополучия окружающей среды дела ровно столько же, сколько, например, до того, есть ли жизнь на Марсе, вдруг в один момент озаботится проблемами сохранности водных ресурсов. И что мешает просто разорвать договор аренды, на основании которого, по официальным данным, сейчас используют землю нынешние счастливые обитатели домов вблизи воды? Это, кажется, гораздо проще, чем выяснять отношения с собственником в суде.

Ответ на этот вопрос частично содержится в пояснительной записке к законопроекту: «Отмена указанного выше ограничения позволит мобилизовать в консолидированный бюджет только Московской области не менее 4,5 млрд рублей ежегодно в виде доходов от продажи и перераспределения земельных участков». Сколько заработают те, кто будет перепродавать эти участки, никто, понятно, не считал. Но если учесть, что один участок в двадцать соток, как показывает практика коттеджного строительства в нашем регионе, можно перепродать как четыре участка по пять соток… Автор этих строк до стольких считать не умеет. Плюс легко можно найти примеры того, как участки под ИЖС спустя какое-то время, переведя их в другую категорию, используют для коммерческой или даже промышленной застройки. В этом случае прибыль перекупщиков растет в геометрической прогрессии параллельно с ущербом всё тем же водоемам.

А в Тульской области с водой и так беда. Согласно докладу регионального отраслевого министерства об экологической ситуации в 2020 году, у нас лишь Красивая Меча в Ефремове улучшила показатели качества воды аж до «слабо загрязненная». Классы же остальных, как уже писал «Молодой коммунар», либо «загрязненная», либо «очень загрязненная».

Вот просто тот самый случай, когда надо срочно зарабатывать на земельных сделках в прибрежной зоне. Только кто будет следить за тем, чтобы водоотводы и канализации новоявленных коттеджей – а они обязательно появятся! – не выводили прямо в реки и озера. И сколько вообще таких «смотрящих» понадобится для качественного контроля?

Кстати, в истории нашего региона есть прекрасный показательный пример. В 2013 году в Заокском районе активно строили коттеджные поселки. Близость к Москве и Оке сыграла злую шутку с местными лесами: тогда говорили, что в Заокске с федеральной трассы на обочину съезжать нельзя – окажешься на чьих-то угодьях. Так вот, главный гидролог «Спецгеологоразведки» Ирина Курбаниязова еще тогда предупреждала: жадность застройщиков до добра не доведет. Это район, по границе которого река протекает на западе и севере, испытывает жесточайший дефицит питьевой воды. Поселок Заокский получал ее строго по графику, причем вдвое меньше, чем ему требовалось по нормам: в сутки райцентр должен потреблять около 3 000 кубометров воды, а по факту выходила едва ли 1 500. Чем дело кончилось? Предложений о продаже недвижимости в этом живописном уголке Тульской области разной степени элитности на соответствующих сервисах – что называется, свыше грабежа. А спрос практически нулевой – воды нет, и об этом хорошо известно, пожалуй, даже жителям всех соседних регионов.

Между тем, практически одновременно с новостью о разрешении приватизировать участки у воды агентство Росбалт опубликовало интервью с гидрологом Виктором Даниловым-Данильяном. Так вот он прямым текстом сказал: «У нас 99% питьевой воды нуждается в водоподготовке. Она стоит все дороже и дороже. Ее качество ухудшается — концентрация веществ растет. Разнообразится химический состав сточных вод. Грязь, которую мы сбрасываем сегодня, радикально отличается от того, что было даже 40-50 лет назад, тем более 70-80. Мы применяем огромное количество разных веществ в бытовой химии, животноводство кормит животных антибиотиками. Куда все попадает? В воду. А станции водоподготовки в регионах оборудованы так, как на Западе 50 лет назад». Ученый говорит о необходимости запретить застройку пойм рек, устанавливать соответствующее оборудование на животноводческих фермах, соблюдать правила сбора фильтрата на свалках и полигонах, заводить ливневку там, где ее нет, строить и реконструировать очистные сооружения… Правда, денег это все не принесет – а наоборот, потребует колоссальных вложений. Да и эффект от них заметят в лучшем случае наши внуки. Зато иначе, говорит Данилов-Данильян, лет через 15 мы грязной водой просто захлебнемся.

Но мнения ученых бюджета не пополняют и Росреестру очков не добавляют. А 15 лет – их еще прожить надо.

«Дело было не в бобине…» Эту крылатую фразу с практически всем известным продолжением в пору юности мне частенько доводилось слышать от отца, когда он считал, что мои действия, мягко говоря, не отличаются разумностью. И сейчас мне кажется, что она как нельзя лучше подходит к отдельным законопроектам.

Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама