Суббота 18 сентября

«Частный лес – это катастрофа»

Назад

13 августа 2021 06:00

 0
Общество

Автор: Александр ИВАНОВ

Фото: соцсети

Greenpeace России: «Таких пожаров, как сейчас в Якутии, человечество ещё не видело». Это конечно от Тулы далеко. Но и у якутской тайги, и у тульского леса одна проблема: на них внимание обращают, когда они уже загорелись.

Спутниковые снимки огромных пространств восточнее Урала выглядят пугающе: на тысячи километров стелется смог от лесных пожаров в Якутии, территория которой – как 8 Великобританий. Леса полыхают в труднодоступных районах. Поначалу там было принято решение оставить пожары гореть – чему суждено сгореть, то сгорит, и на этом всё закончится. Но у пламени аппетит разыгрался, оно пожирает всё новые и новые пространства, и дым дошёл уже до Урала.

Конечно, в якутской глуши тушить тайгу экономически сложно, в отличие от помощи «братским» Турции и Греции. Вообще в последние десятилетия эта самая экономическая целесообразность порой приводит к грандиозным провалам. Что мы и наблюдаем в лесной отрасли. Российские леса, одно из главных наших природных богатств, оказались беспризорными: кто-то посчитал, что так будет лучше. Лучше не стало, но ухудшилось в разы. Лесников разогнали (около 80 000 сокращённых по России), леса раздали арендаторам, которые «как бы» обязаны не только заготавливать древесину, но и ухаживать за лесом, воспроизводить его. Но на деле, как показала практика, их ничто, кроме прибыли, не волнует.

– Многие из нас – грибники, часто бывающие в лесу, – комментирует Алексей Сорокин (в 2010-х – директор ГУП ТО «Тулалес»). – И наверняка те, кто постарше, обратили внимание на бардак, который сейчас царит в тульских лесах: они захламлены сухостоем и валежником, который никто не убирает. Ухудшилась организация охраны лесов от незаконных рубок и пожаров. Вы наверняка замечаете зарастающие квартальные просеки, сгнившие квартальные столбы. Квартальная сеть – основа грамотного лесопользования — попросту теряется. Лесника у нас уже не встретить, а ведь эти люди раньше знали каждый метр угодий, и тот же очаг начинающегося пожара лесник мог потушить в зародыше. Потому что лес был и его работой, и домом.

Некоторое время назад резко снизились объёмы и качество лесохозяйственных и лесовосстановительных работ. Инфраструктура разрушена. Вблизи Тулы, кажется, не осталось ни одного целого здания бывших лесничеств и цехов переработки. Сегодня в участковых лесничествах имеются подчас всего 1–2 сотрудника вместо прежних 10–12 человек – мастеров леса и лесников. Отсюда – не кропотливая работа в угодьях, а какая-то имитация да многочисленные отчёты.

Негативные тенденции в лесном хозяйстве возникли задолго до принятия Лесного кодекса-2006. Он только ускорил процесс развала отрасли. Сейчас в столице всё громче раздаются голоса тех, кто ратует о продаже лесов в частную собственность. Я считаю, что это будет финальным аккордом катастрофы. Уверен: частная собственность и лес – понятия несовместимые. Американцы до сих пор очухаться не могут от экспериментов в этой области. Они говорят, им лет сто ещё понадобится, чтобы привести в порядок леса, где хозяйничали частники…

Зарево от якутских пожаров достигло Москвы: на днях на портале нормативно-правовых актов правительства появился проект приказа Минприроды о новых правилах противопожарного обустройства лесов. В них построят наблюдательные вышки для автоматизированного обнаружения пожаров, а в каждом лесничестве появится посадочная площадка для самолётов и вертолётов, которые тушат огонь с воздуха. Лесные дороги, предназначенные для проезда пожарных бригад к месту возгорания, будут проектировать и строить только в районах применения наземных сил тушения. Их проложат так, чтобы пожарные успели доехать до места возгорания не более чем за три часа. Им также обеспечат подъезд к рекам и озёрам, где можно набрать воду. В местах, где естественных водоёмов нет, хотят оборудовать искусственные. Кстати, напомним, что в АО «АК «Туламашзавод» производят мобильные средства пожаротушения.

Всё это уместно, говорят специалисты, но вот только сделать нужно было давно. Цена запоздалого реагирования на проблемы – миллионы сгоревших гектаров леса и многие тысячи погибших животных.

Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама