Воскресенье 26 сентября

Афганская боль тульских студентов

Назад

27 августа 2021 02:38

 0
Общество

Автор: Антон БЫЧКОВ

Фото: russian.rt.com

Недавний захват Кабула, а позже и всей территории Афганистана, Талибаном (запрещённая в России террористическая организация) разделил мир простых граждан на «до» и «после». Привычный уклад жизни пал вместе с правительством — новый порядок, выстраиваемый религиозными фанатиками, диктует строгие и зачастую абсурдные для современного человека правила. О событиях и проблемах, ставших частью жизни людей, «Молодому коммунару» рассказали афганские студенты и выпускники Тульского государственного педагогического университета им. Л. Н. Толстого.

Молчать и бояться

Мы связались со студенткой ТГПУ им. Л. Н. Толстого Ашрафи (имя изменено в целях безопасности). Она живёт в Афганистане и обучается дистанционно на лингвиста. В былые времена девушка могла спокойно жить и учиться прямо из Кабула, но теперь, когда у власти новые силы, студентке стало трудно посещать онлайн-занятия. Если бы это была единственная проблема...

— Свет теперь включают на несколько часов в день, на два-три часа. Это немного мешало и раньше, когда электричество подавалось с перебоями, но было терпимо. Теперь я не знаю, как буду учиться дальше, ведь интернет-соединение очень трудно установить, — жалуется Ашрафи.

Девушка с опаской рассказывает о новой реальности: на улицу одинокой женщине выйти нельзя — религиозные законы, подменившие собой государственные, не позволяют ходить по городу без мужчины. И тем более — без хиджаба. В нынешней ситуации для женщин нет абсолютно никаких условий: ни для учебы, ни для работы. Но не стоит думать, что только представительницы прекрасного пола страшатся выйти из дома. В городе, где кварталы патрулируют террористы, стало опасно всем — могут и убить просто так. Но проблема не только в этом. По словам Ашрафи, мужчины тоже не могут работать, поскольку все офисы и правительственные здания закрыты, а торговля на улицах приостановилась. Похоже, в Кабуле наступил коллапс.

Слова девушки подтверждает магистр педуниверситета Иззатула (имя изменено). Ему 31 год, он получил степень бакалавра в афганском университете, сейчас изучает литературу в ТГПУ. Параллельно наш собеседник работает преподавателем в одном из вузов Афганистана.

— Нынешняя ситуация в стране вызывает у меня тревогу. Все вокруг только и думают, что о страхе и смерти — всюду царит атмосфера безысходности. Сейчас я не могу попасть на работу, поскольку здание моего университета закрыто, а на улице полно патрулей — мне страшно просто выходить на улицу без нужды. То, что сейчас происходит, ненормально, — говорит Иззатула.

По его словам, Талибан* обещает исправить ситуацию, о чём также говорит их первая международная пресс-конференция, на которой было сделано множество заявлений о свободе слова, вероисповедания и равноправии. Между тем, население страны живёт в мучительном состоянии ожидания и неуверенности. Наш собеседник, как и большинство его сограждан, не питает надежд касательно прозвучавших обещаний, но не исключает возможного исправления положения при условии организации правительства.

— Люди очень неохотно идут на контакт. Тому есть причины — никто не знает, что в будущем предпримет Талибан* по отношению к нам. Наибольшие опасения, по моему мнению, связаны с вероятной изоляцией страны в международном информационном поле и невозможностью высказывать личное мнение, — делится своими опасениями Иззатула.

«Забирайте страну, но отпустите людей!»

Среди тех, кто успел покинуть страну прежде, чем её подчинили себе силы Талибана*, — выпускник Тульского педуниверситета Мохаммад Навид Алокозай. Молодой человек приехал в Россию в 2010 году, чтобы учиться на лингвиста. Он уже долгое время живёт в Туле с женой и детьми, однако очень волнуется за своих родственников, оставшихся в Кабуле.

— Моя семья осталась там, где сейчас по улицам ходят вооружённые террористы. Я беспокоюсь за свою родню, ведь все они — бывшие госслужащие, — говорит Навид. — Моя семья была прочно связана с полицией при старом правительстве. Как бы они ни говорили про амнистию, но Талибан* открыл настоящую охоту на всех, кто когда-то верой и правдой трудился на благо государства. Когда я звоню родным, мне страшно не услышать их голоса...

По его словам, учиться в Тулу он приехал с друзьями. После окончания обучения Навид остался в России, а они вернулись в Афганистан, откуда сейчас присылают кадры расправ и истории с улиц. Бывшие однокурсники рассказывают, как по улицам ходят вооружённые люди, врываются в дома и ищут всех, кто хоть как-то был связан с предыдущей властью. Один раз таким же образом заходили и к ним, расспрашивая о знакомых из госструктур.

— После получения сведений они идут в дом, где живёт искомый человек, и убивают всю семью. Они нагло врут всему миру о том, что они миролюбивые и готовые к конструктивному диалогу. Напротив, их руки развязаны, чем они охотно пользуются с позволения третьих лиц. Они готовы выследить и убить каждого, кто им неугоден. Сейчас я понимаю, что возвращение на родину — самоубийство, — объясняет Навид.

Он считает, что за всеми событиями стоят соседние страны, заинтересованные в слабом Афганистане. Свою точку зрения аргументирует тем фактом, что страна была захвачена группировкой талибов* менее чем за месяц после отбытия американских военных. Удручает уверенность его друзей, общавшихся с террористами, в том, что это — только начало. Охота за сотрудниками органов предыдущей власти, по их мнению, со временем распространится на ни в чём не повинных обычных граждан.

— Мне ежедневно приходят сообщения, что население провинций кошмарят за «неправильную» религию. Мне бы хотелось задать вопрос Талибану*: разве до вашего прихода к власти Афганистан не был мусульманской страной? Забирайте страну, но отпустите людей! — заявляет Навид.

На его взгляд, надежд на светлое будущее — мало, а точнее, их нет. История последних сорока лет вела страну на грань катастрофы, кульминацией которой стали наши дни. Интервенции Советского Союза и США ни к чему не привели, а лишь разворошили противоречия, и теперь в стране — хаос, насилие и смерть. Навиду повезло покинуть Афганистан прежде, чем там власть захватил Талибан*. В Туле он нашёл свою любовь и судьбу. Но все родственники остались там и не имеют возможности перейти через границу — Россия избирательно предоставляет убежище афганским беженцам.

Верить в лучшее

Ситуация, с которой сталкиваются желающие поскорее уехать, — бюрократия. На сегодняшний день для России Афганистан — закрытая страна, что значительно усложняет процесс получения визы. Со счетов не стоит списывать и пандемию коронавируса, которая тоже диктует свои правила. Чуть легче ситуация у студентов российских вузов — им могут дать учебную визу, однако из-за нынешних обстоятельств даже эта возможность — под вопросом.

— У всех нас, студентов, есть только одна надежда — получить визу в Россию и продолжить учиться очно. Сейчас это трудно, так как афганцу сложно получить статус беженца — наша страна не входит в список стран, гражданам которой дают этот статус. В ТГПУ разводят руками, ведь они ничего не могут сделать, — сокрушается Ашрафи, — так как решение принимают не они, поэтому нам остаётся только ждать и верить в лучшее.

Для того чтобы получить статус беженца, необходимо пройти долгую процедуру, в ходе которой будет доказано, что человеку опасно жить на родине. Суды, по информации некоторых информационных порталов, принимают решения о предоставлении такого статуса совершенно непредсказуемо, что не даёт никаких гарантий. В то же время, по словам Ашрафи, руководство ТГПУ старается оказывать всяческое содействие и поддержку всем студентам, оказавшимся в трудной ситуации, но Министерство науки и высшего образования пока до конца не проработало этот вопрос.

— Я хочу переехать в Россию, чтобы полноценно развиваться и не бояться всех тех ужасов, что царят в нашей стране сейчас. Я планирую закончить обучение, но не хочу бросать Афганистан — это моя страна, и я её люблю. Тем не менее, если получится отсюда уехать, я буду смотреть за ситуацией. Талибы* принижают нас, женщин, и мы постепенно лишаемся всех прав. Если так будет и впредь, я не знаю, смогу ли я пересилить себя и вернуться обратно в Кабул, — неуверенно говорит Ашрафи.

Из рассказов родителей девушка хорошо знает, что когда-то талибы* уже владели страной. Нынешняя власть, по её словам, это всё те же талибы*, что были тогда, 20 лет назад.

— Мне раньше рассказывали, что страх был повсюду, даже в домах. Город словно вымер, на улице звучали редкие выстрелы — кого-то убивали прямо на улице. Талибы* недолго продержались у власти — их толкование нашей религии никто не принял, ведь оно далеко от всех наших понятий. Ислам — религия добра и уважения, а не убийств и женоненавистничества, — заключила девушка.

* Талибан — организация признана террористической и запрещена в Российской Федерации.

Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама