А затем на развалинах часовни…

Назад

16 ноября 2021 13:17

 1
Краеведение/Культура

Автор: беседовала Инесса ГРАНАТКИНА

Фото: Александра КОЛЕСНИКА

С краеведом и экскурсоводом Сергеем Демидовым мы прогулялись по центру Тулы. Типичный «город контрастов»: новостройки с подземными парковками соседствуют с ветхими домиками с разрушающейся кирпичной кладкой и остатками резьбы по дереву на рамах и карнизах. Жаль эту безвозвратно уходящую красоту.

– Архитектура старой Тулы: выживет ли она? – поинтересовались мы у краеведа.

– На ситуацию с охраной объектов культурного наследия (ОКН) в Туле можно посмотреть по-разному. С одной стороны, благодаря 500-летию кремля было обращено внимание на многие объекты: их отреставрировали и приспособили для современного использования. Одна из самых старых тульских улиц – бывшая улица Пятницкая – стала Музейным кварталом. Но, с другой стороны, если вспомнить о том, что было снесено в историческом центре и в других районах за последние пять лет, картина получается далеко не такой радужной.

Охрана исторического наследия – обязанность государства, но у нас этим зачастую занимаются почему-то волонтёры. То, что есть неравнодушные люди, – хорошо. Но волонтёры – это добровольцы, и никто не может заставить их, например, грудью защищать исторические объекты от сноса. Так, развивающееся в Туле движение «Том Сойер Фест» не обращает внимания на дома, которым угрожает снос. Пример попытки решения этой проблемы нам показала группа активистов, осуществившая перенос и восстановление водоразборной будки. Но этот пример пока в Туле единственный.

Да и вообще выбор объектов, определение характера необходимых работ и увлечение чисто внешними эффектами позволяют говорить, что часто главным оказывается не желание сохранить и привести старое здание в порядок, а просто занять чем-то молодежь.

У нас неправильно понимают реставрацию как деятельность, которой могут заниматься все. Но одно дело, когда вы ремонтируете сарай на даче, и совсем другое, когда беретесь за старый дом, которому 100 и более лет. Тут нужны профессиональные навыки, специальные знания, а для начала – информация о нём.

И вот здесь мы упираемся в ещё одну проблему – отсутствие данных о памятниках. Мы сталкиваемся с тем, что сказать что-то в защиту какого-то исторического объекта становится нечего. И возникают разговоры об отсутствии историко-культурной ценности и призывы к исключению объектов из госреестра ОКН. У нас даже исторические справки к проектам реставрации пишутся как под копирку.

Публикаций и литературы о тульских памятниках остро не хватает как на уровне серьёзных научных трудов, так и в среде популярных изданий и путеводителей. Последние путеводители и справочники по Туле со свежей информацией о тульских памятниках вышли у нас в 1960–1970-х годах. Все остальные – это просто повторение того, что в них написано, со всеми ошибками. Выходят только туристические проспекты, повторяющие информацию 40-летней давности. Иногда информация вообще подана в каком-то шутливо-неряшливом стиле типа: «Что самое главное у Льва Толстого? – Конечно, борода!» В массовом сознании формируется несерьёзное отношение к старым зданиям, при котором не страшно, если они и исчезнут.

Историю тульских домов, улиц и районов города на должном уровне изучают в Туле единицы исследователей. Отсутствие таких трудов приводит к недостатку информации для экскурсий, музейных программ, для проектов реставрации и приспособления памятников, проектов благоустройства и нового строительства. В этой связи мною еще несколько месяцев назад было предложено начать работу по подготовке свода исторических объектов Тулы. Туда должны были войти все исторические объекты города (здания, усадьбы, храмы и монастыри, парки, сады, монументы и др.) – как ныне существующие, так и утраченные. Такая информация будет необходима и полезна как для разработки проектов по сохранению памятников и их использованию, так и для всех увлечённых историей города. Но пока никто интереса к этому не проявил.

– В городе полно безымянных руин, бывших когда-то красивыми домами. А теперь там даже бомжи не селятся. Продлить жизнь таких домов – это никому не интересно?

– Стоит чуть отойти в сторону от кремля, улицы Металлистов и набережной, и мы увидим и разрушающиеся памятники. Уже немало лет гибнет уже ставший знаменитым дом Страхова. Похожая картина – в Заречье, в Чулково. Складывается ощущение, что в Туле решили привести в порядок только памятники, расположенные в Музейном квартале.

Провозглашая развитие туризма, решение всех задач видится чиновникам только в развитии туристической инфраструктуры – строительстве гостиниц и ресторанов. Нет понимания того, что привлечь туриста в Тулу можно именно неповторимыми объектами, которых он не увидит больше нигде. У потенциальных туристов возникает вопрос: а что нам тут посмотреть? Убедить, насколько в Туле интересно и почему сюда нужно ехать, мы пока в должной мере не можем.

Старые здания сносятся под предлогом благоустройства. Интересы застройщиков почти всегда оказываются в приоритете и даже более того – определяют направление всех проектов. Для старых городов и их исторических районов главным должна быть не новая точечная застройка, а максимальное сохранение и восстановление историко-архитектурной среды.

Даже некоторые краеведы и архитекторы не знают о том, какие старые здания у нас имеются и чем они для города важны и интересны. И вот так появляются арт-объекты на уже избитые темы пряников и самоваров.

Проекты городского благоустройства в исторических районах города должны также проходить обсуждения. И победителей открытых конкурсов должна определять не администрация, а профессионалы. К примеру, проект сквера на ул. Союзной удивляет своим стандартным решением литературной гостиной. Неужели не нашлось ни одного более интересного исторического решения для этой улицы в историческом центре?

– То, что не запрещено, – разрешено. Как следование этому принципу отражается на памятниках?

– Наблюдаются попытки обойти закон, используя дыры и противоречия в законодательстве. Порой тульская инспекция по охране ОКН вместо того, чтобы сделать предупреждение нерадивым собственникам и арендаторам памятников, только успокаивает градозащитников, отвечая им, что поводов для беспокойства нет. Так, то, что делает собственник с уже упомянутым домом Страхова, давно уже должно было бы заставить инспекцию принять меры.

Кроме того, в Туле не один десяток зданий, которые инспекция не включила в число памятников. А отказ от этого статуса для таких объектов – смертный приговор. В результате за последние десять лет были снесены дом оружейников Авериных на ул. Тургеневской, дом А. В. Баташёвой на перекрестке ул. Ф. Энгельса и Гоголевской, сгорел деревянный дом усадьбы Б. О. Гольденблата на ул. Бундурина и целый ряд домов на наших дворянских улицах. Также в этом статусе отказано почти всем старым деревянным домам Тулы.

Юридическое основание для придания статуса памятника – наличие исторической ценности. Сейчас судьбу объекта определяют люди, которые не являются специалистами в этой области. Мы выступаем за историко-культурную экспертизу независимых экспертов. Нам возражают, что, во-первых, такая экспертиза для подобных объектов законом не предусмотрена, а во-вторых, денег на это нет. При этом на разные проекты тратится средств во много раз больше, чем могла стоить такая экспертиза. Например, разве музеефикация найденных археологами подвалов «Гостиного двора» и установка креста на месте раскопанного кладбища Крестовоздвиженской церкви стоят дороже сооружения фонтана? А в России есть регионы, где такая экспертиза закреплена местными юридическими актами, и без неё не может быть решена судьба ни одного старого дома.

– Может, надо активнее отдавать такие объекты физлицам, чтобы они привели их в порядок?

– Такие примеры в Туле есть. Объект культурного наследия приобретается или арендуется с так называемыми обременениями – обязательствами владельца его не сносить, не перестраивать, не искажать его внешнего вида, содержать в порядке. Кроме того, арендатор обязан отреставрировать объект.

Международный опыт свидетельствует, что такие объекты приносят прибыль владельцам. Там распространены исторические гостиницы, магазины, рестораны, лавки. В них восстановлены исторические интерьеры и фасады, демонстрируются подлинные исторические предметы и их качественные копии. Такие объекты очень популярны у туристов.

Краеведы предлагали подобное использование зданий на ул. Металлистов в Музейном квартале. Но к нам не прислушались. Уничтожить памятник можно не только сносом, но и размещением в нём такого, чего в нём не должно быть в принципе. Вместо изучения истории дома тульские арендаторы просто выдумывают разные «фишки». Пример – дом в Заречье, для продажи которого владелец придумал легенду о пребывании в нём Толстого.

демидов-дом3.jpg

Что же касается объектов, так и не ставших ОКН, то, приобретая их, владелец получает полное право делать с ними всё, что захочет, даже снести. Так случилось, например, с домом №12 по улице Тургеневской – бывшим домом владельца частной оружейной фабрики Аверина. Новый владелец, купивший дом, сломал его, несмотря на протесты общественности.

Вывод очевиден: незащищенность таких архитектурных памятников приводит к утрате не только отдельных исторических объектов, но и своеобразия исторической среды города в целом…

Комментарии

Рейтинг:

Ирина Рейнгольдовна
Гладко стелет Демидов: и то, якобы, предлагал, и это, но кому, на деревню дедушке?! Удосужился ли он хотя бы побывать со своими дельными предложениями у главы Тулы, регионального министра культуры?! Сомневаюсь. Зато его нытья по любому поводу в местных СМИ предостаточно, везде вставит свои ржавые пять копеек.
17.11.2021
Наши партнеры
Реклама

Нажимая на кнопку "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных