Четверг 02 декабря

+1 Город


Назад

01 апреля 2020 20:02

 1589    0

Фото: Открытые источники

В популярном нынче курортном месте, селе Бунырево Алексинского района, в прежние времена был действующий Благовещенский мужской монастырь. Дата его основания — 1623 год. Он был когда-то местожительством епископов Сарских и Подонских. В книге П. И. Малицкого «Приходы и церкви Тульской губернии» говорится: «Название же Бундырев монастырь удержалось за селом потому, что здесь ещё в первой четверти XVII столетия был мужской монастырь». Монастырь с начала XVIII века был малолюдным и малозначительным: чуть более полутора гектаров территории, два деревянных храма, четыре кельи, четыре монаха, два попа, дьякон и дьячок.

Монастырь постепенно пришел в упадок и был упразднен в 1764 году, однако церковная жизнь в Бунырево не прекратилась — здесь продолжал действовать приходской храм во имя Благовещения Божией Матери, переименованный в 1794 году в честь иконы Смоленской Божией Матери. Местное предание по этому поводу свидетельствует, что буныревская церковь была переименована после того, как хранившаяся в ней местночтимая икона Смоленской Божией Матери избавила жителей Алексина и близлежащих сел от моровой язвы, свирепствовавшей в конце XVIII века в соседних уездах Тульской губернии. В связи с этим в Алексине вплоть до 30-х годов прошлого века существовал особый местный крестный ход под день десятой пятницы по Пасхе. Икона с крестным ходом приносилась в город, в разных частях Алексина служились молебны.

В 1938 году Буныревский храм (на фото) большевики закрыли, здание разобрали на кирпичи. А все иконы пошли на создание ульев на колхозной пасеке. Но чудотворный образ Смоленской Божией Матери уцелел и в настоящее время находится в алексинском Успенском соборе. А в Бунырево на месте, где когда-то стоял монастырь с иконой-защитницей, местные меценаты воздвигли памятный крест.

Кстати, в православных храмах сейчас ежедневно возносят особую молитву об избавлении от коронавируса, который в молитве именуется именно «моровой язвой». Это выражение из Ветхого Завета можно толковать и как «эпидемия с большой смертностью». Так называли прежде и холеру, и чуму.

Наши партнеры
Реклама