Четверг 21 октября

Новейший робот с тульской пушкой Грязева-Шипунова

Назад

12 марта 2020 16:25

 0
Общество

Автор: Юлия БЕРЕЗОВСКАЯ, Тамара ГОЛОВИНА

Фото: из архива «Молодого коммунара»

История тульской пушки для инновационного боевого робота. 

Буквально на днях главнокомандующий Сухопутными войсками генерал армии Олег Салюков анонсировал старт в 2020 году опытно-конструкторских работ по проекту «Штурм». Известно, что некоторые образцы проекта «Штурм» вооружат 30-мм автоматической пушкой 2 А42 конструкции знаменитых тульских оружейников Василия Петровича Грязева и Аркадия Георгиевича Шипунова.

Грязев пушка.jpg

Результат чужих ошибок

Об этом сейчас редко вспоминают, но знаменитая пушка 2 А42 была разработана в силу необходимости исправлять чужие ошибки. А именно — откровенно провальный проект БМП-1. Его заказчиком выступало Главное ракетно-артиллерийское управление (ГРАУ) — там требовали установить на машину гладкоствольное 73-миллиметровое орудие с выстрелом от станкового противотанкового гранатомета СПГ-9.

Тогда многие указывали на нецелесо — образность такого решения, но в ГРАУ стояли на своем. И когда крупномасштабное производство БМП-1 уже развернули, оказалось, что вероятность попадания из этой пушки в цель на дальности, например, 600 метров составляла 0,3. Проще говоря, чтобы поразить одну цель, стрелять нужно минимум раза три. Конкуренции с западными образцами орудие не выдерживало абсолютно.

К 1970-м годам большинство было вынуждено признать ошибки, допущенные с БМП-1 — вооружение выбрали неправильно. Стали говорить о необходимости разработки и производства БМП-2 с 30-миллиметровой автоматической пушкой. Эту работу и решено было поручить тульским конструкторам.

Однако в ГРАУ своих просчетов признавать не спешили и продолжили модернизацию 73-миллиметрового орудия, попутно сделав историю создания 2 А42 достойной авантюрного романа.

Чего стоит только межведомственный план-график, подписанный Василием Петровичем: документ предоставлял всего полгода на разработку и замену пушки. Сроки были абсолютно безумными, и Грязев, конечно, прекрасно это понимал. Равно как понимал и то, что отступать уже, в принципе, некуда. Неудивительно, что, как-то раз отвечая на вопрос, почему же он всё-таки подписал такой нереальный по исполнению план — ведь на создание пушки требуется что-то порядка пяти лет, Грязев заметил: другим конструкторам времени понадобится ещё больше.

Самая «простая»

Основная идея В. П. Грязева и А. Г. Шипунова заключалась в том, чтобы сделать 30-миллиметровую пушку «как можно проще». В результате она получилась штампованной, с автоматикой пулемётного типа. У пушки был тот же темп стрельбы, что и у 7,62-миллиметрового автомата при втрое большей длине патрона. А двухленточная подача позволяла стрелять или бронебойными, или осколочно-фугасными патронами. Впрочем, нельзя сказать, что работа над этим гениально простым образцом всегда шла гладко.

Вот что вспоминает сын Василия Петровича, ректор ТулГУ, доктор технических наук Михаил Васильевич Грязев:

— Работа над пушкой 2 А42 совмещалась с другими не менее важными конструкторскими поисками. В 2 А42 во время испытаний происходил разрыв казённика, и это не давало покоя отцу. Он искал, в чём причина, и никак не мог её определить.

Надо сказать, что в КБП был цех № 10, где изготавливали опытные образцы. Там трудились высококвалифицированные специалисты, а среди них — короли рабочих профессий — слесари-лекальщики 5-го и 6-го разрядов. Они видели проблему казённика, но сказать о ней Василию Петровичу, которого безмерно уважали как уникального конструктора стрелкового оружия, стеснялись.

Больше всех Василий Петрович доверял мнению слесаря-лекальщика Юрия Петровича Грибанова. И рабочие договорились о том, что, когда Василий Петрович придёт в цех, Грибанов напоказ будет возиться с казёнником пушки 2 А42. Отец обычно приходил в цех к началу рабочей смены: разговаривал со специалистами, смотрел, как выглядят его разработки в металле. И в этот раз он заметил, что Грибанов, досадуя и чертыхаясь, возится с казёнником. Подошёл, спросил:

— Юра, почему не получается?

— Вот здесь что-то не сходится,— указав на проблемное место, ответил ему рабочий.

Около 30 минут Василий Петрович смотрел на деталь и думал. Потом произнёс:

— Юр, ты прав. Я тут начебучил — буду думать…

Прошло около месяца. Однажды ночью я услышал, как отец идёт в кабинет к кульману. Было где-то около четырех утра. Я — за ним. А он в трусах и майке, босиком, чертит. Я встал как вкопанный, завороженный быстротой его работы. Эскизы летели, как из ксерокса. Потом отец облегченно вздохнул, повернулся и, увидев меня, сказал:

Деталь-то — ерундовина, а я ей два месяца кланяюсь…

Но решение было найдено, и к пушке уже претензий не было…

И ещё один эпизод, касающийся работы отца над этой пушкой, вспомнил М. В. Грязев:

— Отец считал, что молодых специалистов лучше всего учить не столько теорией, сколько практикой. И когда шла работа над 2 А42, он поручил молодым конструкторам разработать пламегаситель, или дульный тормоз. Срока дал неделю, добавив, что вызывает молодежь на соревнование — их конструкция против его разработки. Через семь дней молодые специалисты принесли свои чертежи, а Василий Петрович держал кульман закрытым. Работы молодых ему не понравились — слишком габаритна и тяжела получилась конструкция. Для автоматической пушки не годится. Тогда он снял с кульмана чистый лист ватмана, под которым оказался чертеж изящного и легкого пламегасителя.

В. П. Грязев и А. Г. Шипунов считали, что конструкция должна быть изящной и красивой, что говорит о её уникальности и работоспособности. Молодые специалисты сказали Василию Петровичу, что они разрабатывали пламегаситель по его методике, на что Грязев им ответил:

— Ребята, на всё методичек не напишешь. Они дают лишь общие направления. Поэтому нужно думать, искать и предлагать интересные творческие решения…

И так было в отношении всех изделий, которые разрабатывали знаменитые тульские оружейники В. П. Грязев и А. Г. Шипунов. А что касается пушек, то они были любимыми детищами разработчиков. Так, Аркадий Георгиевич говорил: «Когда слышу рёв нашей пушки, чувствую удовольствие, улыбаюсь. Это же несказанное наслаждение. И это прекрасно…»

Когда всё горит и рвётся

Противостояние тульских оружейников и всесильного ГРАУ становилось всё напряжённее. 2 А42 уже была готова к испытаниям, в то время как конкуренты сильно отставали. Но зато соперники вполне могли максимально усложнить тулякам жизнь. Чем и занимались.

К примеру, первоначальный вариант пушки предусматривал использование патронов с электрокапсюлем. Но в последний момент ГРАУ, до того не имевшее ровным счётом никаких возражений по этому поводу, вдруг потребовало изменить конструкцию под боеприпас с ударным способом воспламенения. Если там рассчитывали, что таким образом отбросят туляков к «нулевому этапу», то представьте себе, каково было их изумление, когда уже через месяц со стороны КБП всё было отработано.

— Они думали, что на дно нас отбросят,— просто не знали, с кем связались,— вспоминал много лет спустя в беседах с журналистами Василий Петрович.

К 1975 году 30-миллиметровая пушка тульских оружейников уже стреляла на испытаниях в Кургане, а 73-миллиметровая соперница по-прежнему не была готова. Но в ГРАУ продолжали сопротивляться и настояли на сравнительных испытаниях. Ждать того момента, когда конкуренты будут готовы выйти на полигон, тулякам пришлось ещё три года. И вот в 1978 году в подмосковном Алабино грянул гром. Историю этих испытаний вполне можно было бы назвать «Бойтесь своих желаний». Вряд ли эксперты Главного ракетно-артиллерийского управления, предполагая утереть нос КБП, могли даже предположить, какое оглушительное фиаско потерпят сами.

Те, кто был свидетелем этих испытаний, рассказывали потом, что они проходили, мягко говоря, нервно. После каждого вида стороны совершали ритуал обмена любезностями с использованием такой лексики, что позавидовали бы портовые грузчики. Спасибо, до мордобоя дело не дошло.

«Решающее сражение» разыгралось на полигоне в Кубинке, где две пушки обстреливали с расстояния 1 200 метров танки Т-72. Наблюдать за происходящим приехал главнокомандующий Сухопутными войсками Иван Павловский.

В результате пролоббированная ГРАУ пушка ничего не продемонстрировала, в то время как 2 А42 поразила мишень с удивительной точностью. Это была чистая победа. Говорят, Павловский, понявший, что разрекламированная ему 73-миллиметровая пушка далеко не так хороша, был в таком гневе, что от него прикуривать можно было.

Потом пошла череда сложных переговоров. Сначала 30-миллиметровой пушкой хотели вооружить 25% БМП-2, потом — 50 на 50. Пока, наконец, не согласились на 100%.

Годы спустя Василий Петрович как-то обронит, что на своей пушке они совершили настоящий подвиг, впервые в нашей стране добившись взаимозаменяемости узлов и деталей… Конечно, потом были некоторые заминки с постановкой изделия на производство, с изготовлением боеприпасов, но всё же главную победу — качества и таланта — туляки уже одержали.

30-миллиметровая одноствольная автоматическая пушка 2 А42 с селективным питанием, созданная для БМП-2, была установлена также на БМД-2 и БМД-3, позже — на вертолетах Ми-28 и легендарной «Черной акуле». Она и сейчас — одна из лучших, недаром даже спустя столько лет с момента создания вполне подходит для оснащения инновационных образцов вооружений.

Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама