Четверг 02 декабря
Связаться с редакцией

Переговорщики в семейных войнах

Назад

19 апреля 2019 00:00

 0
Общество

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Фото: предоставлены кризисным центром помощи женщинам

В 60% случаев инициаторами разводов в парах, не имеющих детей, становятся жёны — это показало социально-психологическое исследование, которое провели специалисты Тульского областного кризисного центра помощи женщинам. 

Неумение договариваться

20% расторгающих брак в качестве причины указывают психологическую несовместимость, более 15 — несовпадение брачных ожиданий, еще почти 20% — супружескую неверность.

45% разводов происходит в период от одного до пяти лет брака.

— Профилактикой разводов мы занимаемся с 2016 года,— рассказывает директор регионального кризисного центра помощи женщинам Эвелина Шубинская.— На основании соглашения о взаимодействии между кризисным центром и комитетом ЗАГС Тульской области наши штатные психологи сотрудничают с ЗАГСами Тулы, Богородицка, Донского, Киреевска, Щёкино, Узловой, Новомосковска. Консультируют супругов, подающих заявление на развод. В результате в 2017 году 15 процентов пар — тех, с которыми работали наши специалисты, забрали заявления, в 2018 году доля передумавших разводиться еще выше — 17,6%…

Специалисты кризисного центра анализируют причины хрупкости современных браков. Одна из основных — неумение и нежелание договариваться. Типичный пример: молодые супруги пришли в ЗАГС подавать заявления на развод, согласились побеседовать с психологом. Объясняют, почему расходятся: женщина не хочет навещать отца мужа, живущего в деревне, так как там приходится ночевать, а это некомфортно; мужчина смертельно обижается, когда во время ссоры жена выгоняет его из квартиры, каждый раз напоминая, что это — ее собственность. Оказывается, такой конфликт разрешить не особенно сложно. Для жены составили график посещения свекра — без ночевки. Она, в свою очередь, пообещала не использовать в семейных дискуссиях жилплощадь в качестве аргумента.

В подобного рода случаях спасти брак можно, но иногда развод неизбежен. Это всегда процесс болезненный, а если в семье есть дети, то и вовсе может превратиться в настоящий кошмар. Для бывших супругов ребенок зачастую становится предметом шантажа и манипуляций, способом причинить боль, отомстить за обиду…

Более года в Тульском областном кризисном центре помощи женщинам действует служба семейной медиации. Медиаторы помогают парам, большинство из которых находятся в процессе развода либо уже разведены, урегулировать сложнейшие конфликты. Почти в 60% случаев главный предмет спора — определение места жительства ребенка и порядка общения с ним.

Медиатор — фигура нейтральная

Медиация — способ разрешения конфликта с участием профессионального посредника. Результатом процедуры становится выработка конструктивных соглашений, взаимоприемлемых для спорящих сторон. Главное требование к медиатору — он должен быть абсолютно нейтрален, беспристрастен и в равной степени учитывать интересы участников конфликта. Медиация может быть альтернативой судебного разбирательства — скажем, о месте проживания ребенка, но может идти одновременно с ним или начаться после вынесения судебного решения — если одна из сторон категорически с ним не согласна.

Медиация распространена во всем мире, она применяется при самых разных спорах, но особенно актуальна для споров семейных, как для самых запутанных и эмоционально окрашенных. Закон о медиации в России был принят летом 2010 года, через шесть месяцев вступил в силу, тем не менее медиативная практика внедряется довольно медленно. Причин много: люди мало о ней знают, а тот, кто знает, относится настороженно. Кроме того, в нашей стране пока немного профессиональных медиаторов — посредников и переговорщиков. В составе тульской службы семейной медиации — 15 специалистов, все они прошли специальное обучение и продолжают повышать квалификацию: с этой целью в кризисном центре организованы регулярные онлайн-занятия. Тульских медиаторов курирует профессиональный наставник — президент центра «Судебно-правовая реформа», эксперт в области медиации и практикующий медиатор с почти двадцатилетним стажем Рустем Максудов. Недавно он приезжал в Тулу на несколько дней, чтобы провести консультации и мастер-классы.

Тульские медиаторы по своей первой и основной профессии — психологи, юристы, специалисты по социальной работе. При этом в процессе медиации они не имеют права оказывать его участникам соответствующие консультации.

— Если я вижу, что кто-то находится в сложном психоэмоциональном состоянии и это мешает работе, могу посоветовать обратиться к психологу, но к другому,— говорит ведущий психолог кризисного центра, медиатор Людмила Романова.

Процедура тщательно прописана в законе. Ее могут инициировать обе или одна из сторон. В последнем случае приглашение принять участие в процессе медиатор отправляет оппоненту. В случае положительного ответа организуется первая, ознакомительная встреча, на которой участникам спора подробно объясняют, как всё будет происходить. Подготовительный период — важный этап. Необходимо согласовать со спорящими массу позиций. От списка конкретных вопросов, по которым будут идти переговоры,— до графика встреч. Это очень непросто.

— Бывают, как мы говорим, не медиабельные пары — когда бывшие муж и жена настолько ненавидят друг друга, что ни о чем, кроме «военных действий», думать и говорить не могут. И все-таки с большинством можно и нужно работать,— считает Людмила Романова.— Не все изначально приходят с целью договориться, скажем, о месте проживания ребенка. Некоторые бывшие супруги надеются вернуть жену или мужа, другие хотят высказать все обиды и наконец выяснить отношения… Создать площадку для конструктивного обсуждения только тех вопросов, которые заранее согласованы со сторонами,— в этом и заключается задача медиатора. При этом он должен оставаться беспристрастным и не помогать тому или другому спорящему. Иногда, если я чувствую, что позиция одного из участников медиации слишком слаба, могу предложить прийти на следующую встречу с кем-нибудь из близких — для поддержки. Но не больше…

Разумеется, всё, что касается медиации,— сугубо конфиденциально, это прописано в законе. Людмила Петровна не может никому рассказывать, о чем и как договариваются ее клиенты. При этом общая статистика характера обсуждаемых вопросов существует. Всего лишь 3% тульских пар готовы обсуждать вопросы сохранения или расторжения брака. Большинство спорят о том, с папой или мамой будет жить ребенок, как часто его может навещать или забирать к себе другой супруг. Об алиментах спорят тоже. А иногда жены или мужья используют детей как инструмент в борьбе за деньги и недвижимость…

Уже не супруги, но по-прежнему родители

Медиация — добровольная процедура, и прервать ее может любая из сторон в любой точке процесса. Это не всегда означает неудачу. Людмила Петровна рассказала о женщине, в какой-то момент отказавшейся продолжать переговоры. Она отправилась к психологу — поняла, что без помощи специалиста не может преодолеть враждебное отношение к бывшему мужу, и это вредит ребенку, которого они любят оба.

— Формальное свидетельство успешного завершения медиации — заключение медиативного соглашения, которое имеет статус гражданско-правовой сделки,— подчеркивает Людмила Романова.— Но в моей практике были пары, которые сумели договориться в процессе и уже не видели необходимости в оформлении такого документа…

Конечно, никто не может гарантировать, что соглашение будет соблюдаться обеими сторонами. Но практика показывает: соблюдается в 80% случаев, а это немало.

Свой новый проект — службу семейной медиации — сотрудники Тульского областного кризисного центра назвали «Больше не супруги, но родители навсегда». За этот год тульские медиаторы провели информационные встречи с более чем 30 разводящимися парами, имеющими несовершеннолетних детей. Многие из них согласились пройти процедуру медиации, в 75% случаев конфликт был урегулирован, по остальным работа продолжается. Медиативные технологии успешно используются и как способ предотвратить развод. В прошлом году тульские медиаторы помирили 22 семьи.

Людмила Романова считает, что в нашем обществе утрачены культура семейного общения, умение вести диалог, понимать другого, а порой и себя. Медиация, конечно, не панацея, но она помогает перевести конфликт в рациональное русло и способствует нахождению общего языка. Это в любом случае лучше, чем супружеская война, бессмысленная и бесполезная…

Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама

Нажимая на кнопку "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных