Виндидюрки — это по-нашенски

Назад

27 января 2017 00:00

 0
Краеведение/Культура

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Фото: Александра КОЛЕСНИК

Когда наши предки, жившие на территории нынешнего Куркино, говорили «на болонье хорошая трава», они не имели в виду ни город в Италии, ни, тем более, плащевую ткань. Болоньей в Тульской губернии когда-то называли заливной луг. Об этом и многом другом можно узнать, изучив недавно вышедший в свет словарь тульских говоров.

10 лет — не срок

Если быть более точным — это еще не словарь, а только пилотный выпуск его первой части, от «А» до «Д». В будущем авторы-составители — профессор кафедры русского языка и литературы ТГПУ им. Л. Н. Толстого, руководитель Центра русского языка и региональных лингвистических исследований Дмитрий Романов и профессор педуниверситета Нелли Красовская (тульские говоры — тема, по которой она защищала докторскую диссертацию) — планируют подготовить к выпуску четыре части словаря. Но уже сегодня в рамках масштабных исследований, которые они с помощью аспирантов и студентов ТГПУ ведут с 2008 года, появилось порядка десяти сопутствующих изданий с интереснейшими научными материалами.

Тульские говоры принадлежат к группе южных русских диалектов, однако если практически все наши соседи — Курская, Орловская, Рязанская области — давно имеют свои словари, то мы — пока нет. Это особенно обидно, если учесть, что наш регион с языковой точки зрения считается особенным, специфическим — и в смысле лексики, и в смысле звучания. И лингвистическая школа в Тульской области традиционно была мощной. К слову, член-корреспондент АН СССР, известный филолог, славист, диалектолог Федот Петрович Филин (1908–1982) — наш земляк, он родился в Селино, сегодня это Дубенский район. Именно Филин стоял у истоков создания многотомного словаря русских народных говоров (СРНГ) и разработал опросный лист, которым в экспедициях до сих пор пользуются исследователи.

Первые тома СРНГ были выпущены в 60-х годах, однако проект продолжает существовать и сегодня: недавно издан 46-й том. Тульские ученые, как и их коллеги из других регионов, принимают участие в этой работе — а параллельно составляют наш, отдельный словарь.

Дело это сложное и кропотливое, однако если вспомнить, что СРНГ издается более полувека, то на этом фоне почти десять лет существования тульского проекта — не срок. Почему сложное? Прежде всего потому, что язык — явление живое, постоянно меняющееся и подверженное влиянию множества факторов. Уходит в прошлое старый уклад жизни, умирают люди — и вместе с ними исчезают бесследно слова, которыми они пользовались. Есть и еще одна проблема: в словарь не могут входить слова из литературного языка, они должны либо быть совершенно особыми, либо отличаться от своих литературных собратьев по форме или по смыслу. А мы живем в информационный век, когда в каждом деревенском доме есть телевизор — постоянный источник литературного русского, и выиграть у него конкуренцию практически невозможно.

Откуда выпустили Дрона

Тем не менее, одним из основных источников лексики для словаря остаются экспедиции в тульские деревни.

— Прежде чем отправиться в экспедицию в конкретный населенный пункт, мы ищем в нем «опорного человека» — обычно это школьный учитель, работник сельского ДК или библиотеки,— рассказывает Дмитрий Романов.— В день нашего приезда этот человек приглашает для беседы двух-трех бабушек. Такие времена: сегодня не каждый пожилой человек пустит незнакомых людей к себе в дом. В соответствии с опросником, говорим на разные темы: какие были обычаи, обряды, как строилась духовная жизнь, как выглядел быт. Конечно, у нас уже XXI век, и что-то по-настоящему интересное и новое найти сложно. Но иногда это происходит: наша бабушка вспоминает о том, что ей самой когда-то рассказывала ее бабушка,— и вдруг начинает воспроизводить ее речь…

Также среди источников материалы ученых, изучавших русские народные говоры в XIX и XX веках — И. П. Сахарова, П. В. Киреевского, К. П. Зеленецкого. Прекрасный источник — произведения Толстого: Лев Николаевич широко использовал аутентичную яснополянскую лексику.

— В «Войне и мире» есть такие строки: «… Дрон, по желанию княжны Марьи, выпущенный из рундука, куда его заперли…»,— приводит пример Дмитрий Анатольевич.— Рундук — это длинный сундук, слово распространенное. Но у Толстого оно использовано явно в другом значении, ну не в сундуке же держали Дрона. Оказалось, в нашем крае рундуком называли чулан… В романе «Анна Каренина» два раза употребляется слово «шлюпик». Шлюпик в лесу нашла дочка Стивы, чему очень обрадовалась. Он же возникает в беседе Стивы с братом о старичках, таскающихся по клубам. Оказывается, у этого слова три значения: пасхальное яйцо, скорлупа которого потрескалась после того, как его катали на Красную горку, переросший гриб — и истаскавшийся старичок…

Тексты Толстого — настоящая золотая жила для тех, кто изучает тульские говоры. А ведь еще есть Успенские — Глеб и Николай, Вересаев, Лесков…

Архимандра, бахилы и брандахлыст

Массу ярких слов подарили тулякам промыслы. «Кранцевать» у оружейников значило чистить дуло ружья — например, кирпичом, как это обычно делал лесковский Левша. А в быту наши земляки это же слово использовали в значении «ругать, воспитывать, отчитывать». Еще одно промысловое слово — крица. Это отходы при выплавке чугуна, возникающие при нарушении технологии: в результате металл не поднимается, отделяясь от шлаков, а наоборот — опускается…

— Вы знаете, что значит «пирог сел крицей»? — спрашивает Дмитрий Романов.— Нет? Значит, у вас не тульские корни или вы не печете пироги. Если положить, скажем, в тесто слишком много яиц, то оно оседает и не становится пышным и воздушным…

Процесс изготовления пирогов остался как часть повседневной жизни туляков — значит, у выражения «сесть крицей» есть шанс прожить подольше. А вот о том, что такое соломата, помнят немногие — это сладкое полужидкое кушанье на основе заварной муки. Еще одно замечательное словцо, которое, возможно, стоило бы вернуть в постоянное употребление: «виндидюрки» — то есть блюда, которые требуется готовить долго и сложно.

В каком-то смысле работа над словарем тульских говоров — та же самая «виндидюрка», длительный процесс, требующий серьезного к себе отношения. Этот проект не один раз выигрывал гранты, в прошлом году получил Премию тульского правительства им. К. Д. Ушинского. Но он будет и должен продолжаться, а для этого ему необходима постоянная поддержка.

Очень не хотелось бы потерять навсегда самобытный язык наших бабушек и дедушек. А он действительно сочный, выразительный и очень теплый. Вот несколько примеров из первой части словаря тульских говоров:

Архимандра — никакого отношения к священству не имеет, напротив, это нечистая сила. Ахтительный — необычный, исключительный. Банная — сверхъестественное существо, обитающее в бане и поджидающее мужиков в парной. Балделый — пьяный. Барсук — почему-то дикий кабан. Бахилы — сапоги без каблуков или боты, а также обувь, сплетенная из конопли. Болтитема — нерасторопный человек. Брандахлыст — никчемный человек. Гармонец — кошелек. Домочек — улей…

Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама

Нажимая на кнопку "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных