Пятница 03 декабря
Связаться с редакцией

ЦКБА: война и мир

Назад

20 ноября 2021 08:38

 0

Автор: Елена КОЛОБАЕВА, Наталья ЗЕЛИНЬСКА

Фото: предоставлены пресс-службой АО ЦКБА

Великую Отечественную историки и исследователи впоследствии назовут войной заводов. Ещё тогда, в середине огненного XX столетия, стало очевидно, какую роль на поле боя играют техника и технологии. Тульская оборонка, всегда шедшая в авангарде развития научной и конструкторской мысли, вновь продемонстрировала свой потенциал: в послевоенные годы в оружейной столице страны были созданы новые производства и КБ, отвечающие запросам времени.

Опираясь на опыт и традиции поколений, эти предприятия и сегодня занимаются разработкой и производством изделий, уникальность которых признают российские и иностранные специалисты. В их числе – АО Центральное конструкторское бюро аппаратостроения (входит в состав АО «НПО «Высокоточные комплексы»).

Более чем полувековая история Центрального конструкторского бюро аппаратостроения началась с 1960-х годов.

Тула, пережившая 43-дневную осаду, ожесточенные бои, вывезшая крупнейшие заводы на восток страны, в шестидесятые и семидесятые отстраивалась. Вместе с городом строилось и ЦКБА. Интересно, что под создание опытного завода на Масловской площадке предприятие получило здание бывшей мельницы. Впрочем, это были скорее руины – мельница, находившаяся на одном из оборонительных рубежей города, сильно пострадала во время войны...

Едущие сегодня на работу сотрудники производственно-испытательного комплекса ЦКБА ежедневно видят монумент, установленный в год 25-летия обороны города. На красном, цвета знамени и крови, фоне белеют пятиконечная звезда и штык, неподалеку, почти вплотную к дороге, установлена композиция из трех бетонных противотанковых «ежей». Это дань памяти мужеству защитников Тулы – в ночь на 7 декабря 1941-го фашисты предприняли здесь «психическую» атаку.

После массированного авианалёта и мощной артиллерийской подготовки по Старокалужскому шоссе со стороны деревни Маслово двинулись в наступление немецкие танки с зажжёнными фарами и 296-я пехотная дивизия «Оленья голова». Противник шёл во весь рост без единого выстрела, рассчитывая на победу до боя. Но план провалился – туляки были готовы.

Солдат вермахта внезапно ослепил яркий свет прожекторной роты 732-го зенитно-артиллерийского полка ПВО. Раздались залпы – прицельный огонь орудий зенитной батареи лейтенанта Мазурова, поставленных на прямую наводку, быстро смешал стройные ряды наступающих. Огонь по врагу из окопов открыли бойцы 217-го стрелкового полка. Из Заречья с высоты, где находится одно из старейших тульских кладбищ – Спасское, ударили прямой наводкой орудия корпусной и дальнобойной артиллерии...

На этом рубеже бесславно закончилась последняя попытка вермахта захватить Тулу, чтобы с этого плацдарма нанести удар на Москву. Началась Тульская наступательная операция.

После возвращения к мирной жизни город постепенно залечивал раны. Но старая мельница, волею судеб оказавшаяся на передовой, оставалась суровым напоминанием о грозных испытаниях. До тех пор, пока восстановлением здания и строительством на его базе корпуса точной механики не занялся коллектив ЦКБА.

Среди сотрудников предприятия немало коренных туляков, выходцев из рабочих семей. Для них героическая история нашего края, слава тульского оружия – не пустые слова.

– Память о Великой Отечественной войне для каждого россиянина свята, – подтверждает генеральный директор АО ЦКБА Александр Викторович Хомяков. – У оружейной Тулы эта память связана как с боевыми, так и трудовыми традициями города-героя. Оборонные заводы работали на защиту страны и на защиту малой родины. Подвиг Тульского рабочего полка вписан золотыми буквами в историю Великой Отечественной. В эти дни 80-летия обороны Тулы мы вспоминаем как тех, кто не пустил врага в Тулу, так и тех, кто ковал Победу в заводских цехах. Их дело в защите Отечества продолжает нынешнее поколение оружейников, создающих прорывные образцы вооружений, часто не имеющих аналогов в мире.

В их числе – сотрудники АО ЦКБА. Сегодня мы о некоторых из них расскажем.

Марафонская дистанция

Анатолия Ивановича Кузнеченкова с почётом проводили на заслуженный отдых в этом году, когда ему исполнилось 90. Он успел потрудиться на трёх оборонных предприятиях – в НИИ-147 (сегодня АО «НПО «СПЛАВ» им. А.Н. Ганичева), на заводе «Тулаточмаш» и в АО ЦКБА. Работал мастером, старшим мастером, но с возрастом решил от руководства отказаться.

…Когда началась война, ему было всего 10 лет. Понятно, что дети воспринимали происходящее несколько иначе. Но даже они чувствовали, насколько строже и даже суровее стали родители, как ограничилось время, которое теперь удавалось провести дома всем вместе.

В октябре гитлеровцы подошли к Туле. Город перешёл на осадное положение, ощетинился противотанковыми «ежами», потемнел. Работы стало больше – взрослые в свободное время, если оно было, направлялись на земляные работы, сооружение укреплений. Ребятишки, по сути, оказались предоставлены сами себе.

– Было ли страшно? Да что вы, – вспоминает Анатолий Иванович. – Мы с мальчишками чуть не через весь город бегали смотреть на два немецких танка, подбитых бойцами Тульского рабочего полка… Немцы обстреливали город, старались поразить артиллерийским огнем бронепоезд, который тоже защищал Тулу. Снаряды и мины разрывались неподалёку от Тульского оружейного завода – мы с ребятами собирали осколки. Страха не было. Но помню: было очень голодно – и в сорок первом, и в сорок втором… Отец ушёл на фронт, мама работала, ей надо было помогать, а 10–11 лет – это, считай, ты уже большой.

А в 1945-м вернулся живым с фронта отец. Радость была настоящая, не всем такое счастье выпало – многие его товарищи осиротели.

– Как раз в 1945 году я пошел в ремесленное училище, а после него – в НИИ-147. Так что у меня, как ни крути, 75 лет трудового стажа, – продолжает Анатолий Иванович.

Видимо, не зря он пацаном выискивал эти самые осколки, соревнуясь с приятелями – у кого «трофеев» больше. Так вышло, что вся его трудовая биография связана с тульской оборонкой. Он считает, ему просто повезло: хорошие рабочие на таких предприятиях всегда ценились на вес золота, ведь абы кому воплощение смелых конструкторских замыслов в готовые изделия не поручишь. Да, конечно, работать приходилось не просто руками – голова, причём светлая, тоже требовалась. Но Кузнеченков и здесь нашёл положительную сторону: было бы неинтересно – не работал бы, говорит…

Интересно – именно это условие привлекает молодежь на оборонные предприятия и сегодня. В своё время сын Анатолия Ивановича пошёл по стопам отца. Но время было уже другое – в АО ЦКБА он пришёл уже инженером. Сегодня Кузнеченков-младший работает заместителем начальника цеха. А что же внуки?

– А у внуков пока только спорт на уме, – смеётся ветеран.

Внуков тоже понять можно – им и тут есть на кого равняться: дедушка-то мастер спорта по бегу на марафонские дистанции. А в этом виде спорта не просто силы нужны, но и умение стратегически мыслить, рассчитывать свои возможности на дистанции огромной протяжённости. Так же, как и в жизни…

По зову заводского гудка

Заместителя начальника научно-производственного комплекса по отраслевому направлению Геннадия Викторовича Панченко на предприятии знают многие. Его трудовая биография началась в 1974 году – защитив диплом, он поступил молодым специалистом, инженером-исследователем в специальное конструкторское бюро точного машиностроения (СКБТМ), работающее тогда в составе Тульского завода точного машиностроения. Уже через два месяца этот коллектив составит костяк ЦКБА...

– Если перефразировать слова известной песни, то можно сказать, что нет в Туле семьи такой, где не было бы человека, связанного с оборонным производством, – улыбается Геннадий Викторович. – Недаром оружейная столица. Мой дед работал на ТОЗе, отец был начальником цеха на заводе «Арсенал», мама – начальником технологического бюро завода «Штамп». Мы жили и росли в такой среде, где и разговоры, и заботы были связаны с производством. Инженерные специальности считались престижными.

Наш собеседник вспоминает детство, пришедшееся на пятидесятые. Война закончилась – те, кто воевал, служил, работал в эвакуации, – вернулись домой. Город зажил мирной, трудовой жизнью.

– Неотъемлемой частью нашей повседневной жизни, может, в чем-то её символом, тогда был заводской гудок, – рассказывает Г.В. Панченко. – Мы жили на улице Свердлова (сейчас она называется Староникитская), неподалёку от трамвайного парка. Гудок Тульского оружейного завода в четыре часа был слышен повсюду. Сейчас нашего дома уже нет, а в те времена я там всех соседей знал. С мальчишками занимались во дворце пионеров – многие увлекались авиа- и судомоделированием, всё время пытались что-то мастерить, строить.

А ещё среди молодёжи было, как мы бы сейчас сказали, модно заниматься спортом. Увлекались лёгкой атлетикой, лыжами, шахматами... Геннадий Викторович в старших классах пришёл в стендовую стрельбу. В команде занимались не только школьники, но и молодые рабочие ЦКИБа, ТОЗа... Одним словом, судьба нашего героя в оборонку привела буквально за руку.

– В СКБТМ я впервые пришёл ещё студентом Тульского политехнического института на преддипломную практику и занимался проектом по разработке тренажёра для подготовки наводчиков и операторов танка Т-64А. И потом, уже в качестве сотрудника СКБТМ, а затем ЦКБА, тренажёрной тематикой занимался в разных ипостасях около десятка лет.

Геннадий Викторович признаётся: это была очень интересная работа, не в последнюю очередь – благодаря руководителям, которые стали для молодого инженера настоящими наставниками в профессии.

– Геннадий Леонидович Коротеев, Юрий Борисович Иютин, Евгений Алексеевич Ложенков, Борис Владимирович Сухинин... Эти люди сумели тогда зажечь во мне искорку, привить дисциплину, столь необходимую на предприятиях оборонного профиля. Они научили определенному порядку, правилам в разработке изделий, проведении испытаний и прочих этапов до приёмки образца на вооружение.

Довольно быстро молодой и амбициозный коллектив КБ показал, что способен решать различные задачи, предприятие начало получать и проекты, не связанные с тренажёростроением. И уже во второй половине семидесятых годов приступило к выполнению НИОКР по радиотехническому профилю. В период бума создания высокоточного оружия ЦКБА оказалось на острие развития научно-технической мысли. А поскольку на предприятии подобрались руководители и специалисты с соответствующим образованием, то за дело взялись с неподдельным интересом и энтузиазмом.

– На радиотехническое направление я перешёл в восьмидесятых, – рассказывает Г.В. Панченко. – Особых трудностей это не вызвало – с полученными ранее знаниями и накопленными компетенциями освоиться было несложно, да и коллеги помогали. И когда уже процесс разработки изделия от получения техзадания до сдачи заказчику знаком, остальное – дело техники и упорства.

Конечно, подчеркивает Геннадий Викторович, при разработке военной техники и вооружения каждый шаг прописан в ГОСТах и других нормативных документах. Однако и место для творчества всегда остается, ведь каждую систему можно исполнить по-разному. А когда создаешь нечто новое в оборонной отрасли, то есть одно непременное требование: разработка должна соответствовать передовому уровню развития науки и техники. И этому негласному правилу коллектив ЦКБА неизменно следует. Свидетельство тому – множество подтвержденных патентами изобретений, целый ряд важнейших научных трудов. Часть из них – заслуга Г.В. Панченко, носящего звания «Изобретатель СССР» и «Почетный машиностроитель», лауреата премии имени С.И. Мосина, обладателя высоких государственных и отраслевых наград.

Несмотря на многочисленные заслуги и более чем внушительный трудовой стаж, Геннадий Викторович по-прежнему в строю.

– По сей день занимаюсь радиотехническим направлением – участвую в разработке различных радиолокационных систем, которые стоят на вооружении, – просто говорит он. – Часть из них вы можете видеть на параде в День Победы.

Один раз – и на всю жизнь

Сотрудников, всю профессиональную жизнь посвятивших работе на одном предприятии, в оружейной столице найти не сложно. За каждыми проходными нам, журналистам «Молодого коммунара», доводилось встречать тех, кто признавался, что в его трудовой всего одна запись о приёме на работу.

Но чтобы человек свою работу любил настолько, что ему и в отпусках без неё было скучно, – это уже не так часто. Мы же сегодня все наслышаны о необходимости чередования труда и отдыха, о выгорании, в конце концов...

Знакомьтесь: Юрий Николаевич Кузнецов, начальник механического производства ЦКБА, – из тех счастливцев, кто ещё в юности нашёл дело по душе и не ошибся в выборе.

– Пока не устал, – смеясь, говорит Юрий Николаевич. – Дело в том, что я занимаюсь любимой работой: по специальности я инженер-механик по технологии машиностроения, металлорежущим станкам и инструментам.

Юрий Николаевич – знакомая история – из рабочей, заводской семьи. После школы, недобрав полбалла при поступлении в политехнический институт, он ушёл служить в армию. А когда вернулся со срочной возмужавшим молодым человеком, понял, что надо идти работать.

– На шее у родителей сидеть было стыдно, – говорит он. – Отец, всю жизнь проработавший на Туламашзаводе, привел меня на производство учеником токаря...

Так и пошло: днём – у станка, вечером – за парту, получать инженерную специальность.

– Было хлопотно, конечно. Но и мы тогда молодые были, всё по плечу, – вспоминает наш собеседник. – Особенно на сложностях не зацикливались – считали, что так и должно быть.

А дипломированным инженером-технологом Юрий Николаевич поступил уже в ЦКБА.

– Пришёл в 54-й цех, которым руководил Василий Иванович Зайцев, – рассказывает он. – Цех был разнообразный, у нас выполнялись все виды обработки от заготовительного производства до механосборочных работ. Я занимался металлообработкой и в том числе зуборезкой. Это непростая работа – сложные расчёты требуют усидчивости и внимания. Но, честно говоря, было очень интересно.

Коллектив, рассказывает Юрий Николаевич, принял тепло, да и по работе как-то сразу заладилось. Довольно скоро его назначили начальником технического бюро, а потом – ступенька за ступенькой – заместитель начальника цеха, начальник цеха. Какое-то время Ю.Н. Кузнецов возглавлял производство, потом работал на посту заместителя генерального директора по производству. Сейчас снова вернулся на должность начальника производства.

На каждом этапе, конечно, бывали свои сложности, равно как и свои радости. Тяжелее всего, по словам Юрия Николаевича, предприятию пришлось в девяностые. Периодами заказов не было совсем, люди сидели без зарплаты. Многие уходили в поисках лучшей доли. Но одно дело, когда ты решаешь только за себя, и совсем другое, когда за тобой коллектив: несколько десятков человек, а значит, и их семьи...

– Приходилось людей «держать» – находили стороннюю работу, что-то придумывали, – объясняет он. – У самого мысли уволиться не возникало ни разу, хотя возможности были. На предприятии взаимоотношения между людьми особые. Мы же проводим большую часть жизни на работе, сообща разные задачи решаем.

Юрий Николаевич убеждён, что хорошая атмосфера в коллективе – это очень важный фактор. А вот на вопрос, как её создать и поддерживать, даже слегка пожимает плечами – вроде как само собой складывалось.

И всё-таки секретный ингредиент есть: наш собеседник его чуть погодя выдал.

– Я всегда старался с уважением относиться к своим сотрудникам, – сказал он. – У нас каждый человек на счету. И так заведено, что любой, кто попал в трудную ситуацию, может обратиться за помощью. Что возможно – будет сделано.

Это чувство локтя, умение объединяться в любых обстоятельствах во все времена отличали тульских оружейников. И в этом ЦКБА – в полной мере наследник лучших традиций.

Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама

Нажимая на кнопку "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных