Воскресенье 26 сентября

«Хомяков home»: страсти по Васякиной

Назад

30 августа 2021 13:17

 0
Общество

Автор: Юлия БЕРЕЗОВСКАЯ

Фото: ТИАМ

Члена Хомяковского общества Марину Михалеву возмутило приглашение на фестиваль «Хомяков HOME» в Туле поэтессы Оксаны Васякиной. Гневная колонка за её авторством появилась на портале «Русская народная линия».

В опубликованном материале Марина Михалева обвиняет организаторов в том, что они пытаются «оживить» наследие русского консерватора и основоположника славянофильства привлечением ЛГБТ-активисток. Гнев защитницы традиционных ценностей вызвало приглашение на фестиваль поэтессы Оксаны Васякиной, произведения которой входили в лонг-лист литературной премии «Дебют», в шорт-лист Премии Андрея Белого и Премии имени Аркадия Драгомощенко, в короткий список Национальной литературной премии «Большая книга» и т.д. Автор статьи утверждает, что «этой осенью под сенью храма, в доме православного человека, любящие единоверцы и почитатели которого вновь поднимают вопрос о его прославлении в лике святых, будут ставиться совсем другие задачи, будет учить жизни ... Васякина, будут проводиться опыты над живыми человеческими душами». Дошло до того, что к обсуждению проблемы пытаются привлечь Общественную палату Тульской области.

Отмечу, для того, чтобы уточнить такие подробности, как ориентация Оксаны Васякиной, мне пришлось воспользоваться помощью Яндекса и прочесть парочку её интервью. В справочной информации сведений, так возмущающих Марину Михалеву, нет. Да и на лекцию поэтессы о визуальном в женской поэзии можно забронировать аж 20 билетов. И там нет ни слова о том, что лектор планирует продвигать в массы что-то нетрадиционное. Или, в нарушение действующего законодательства, пропагандировать это что-то перед несовершеннолетними. Так что же тогда возмущает госпожу Михалеву — личная жизнь взрослого и дееспособного человека, которую у нас обсуждать вроде и не принято?

Искусство в широком понимании границ практически не имеет. И хорошо, в первую очередь, тем, что еще никого по приговору суда не заставили читать, смотреть или слушать то, что человеку не нравится. Всегда есть возможность отвернуться. Запрет же в этой парадоксальной сфере — имеет абсолютно противоположный эффект. Стоит только назвать что-то ужасным, аморальным и подлежащим истреблению, как оно моментально становится каноном и классикой. Так было, например, с произведениями маркиза де Сада. И ровно по тому же сценарию развивался конфликт Натальи Поклонской с Алексеем Учителем — бывшая крымская прокурор создала такую рекламу скучной для многих «Матильды», что ни одна пиар-компания не справилась бы.

А вообще есть какая-то ирония в том, что Алексею Степановичу Хомякову, которого сейчас предлагается канонизировать, довелось на собственной шкуре прочувствовать, каково это — отличаться от остальных и нести в массы непопулярные идеи. Его, напомним, зло высмеивали аристократы — даже Иван Тургенев как-то не удержался и написал в поэме «Помещик»: «От шапки-мурмолки своей Ждет избавленья, возрожденья; Ест редьку, — западных людей Бранит — и пишет... донесенья». Писателю было очень стыдно за эти злые строки... но потом. И таких эпиграмм на Хомякова хватает. Правительство же и вовсе считало славянофилов, к которым принадлежал Алексей Степанович, опасными смутьянами и подозревало, что они затевают государственный переворот. За Хомяковым одно время даже слежку вели. Однако Николай I, хоть философа и поэта не жаловал, с глаз подальше в какую-нибудь Сибирь не сослал и даже под замок, чтоб не смущал приличных людей своими стихами, не посадил.

Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама