Четверг 02 декабря
Связаться с редакцией

Дочки-матери

Назад

05 марта 2021 08:09

 0
Общество

Фото: из открытых источников

Беременность несовершеннолетней девочки часто становится шоком для всей её семьи. Что будет с малышом и юной мамой, ведь она сама ещё ребенок? Как отнесутся к тому, что произошло, школьные учителя, одноклассники, соседи и знакомые?..

«Он — наш, родной»

 — Комплексный подход, позволяющий не сгладить, а решить появившиеся проблемы, особенно важен, когда речь идёт о несовершеннолетних беременных и молодых мамах. А если это выпускницы учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нужны еще искреннее внимание и забота,— рассказывает координатор программы «Дочки-матери», главный специалист службы экстренного реагирования Кризисного центра помощи женщинам Тульской области Ирина Збранкова.— Наши специалисты оказывают комплексную помощь несовершеннолетним беременным и юным мамам с 2013 года, причём с каждым годом число участниц программы растёт. Чаще всего это девушки из неблагополучных семей или из семей цыганских, для которых раннее материнство — не редкость. С этой ситуацией иногда сталкиваются и вполне благополучные семьи. При этом мы отмечаем, что вне зависимости от условий жизни, социального статуса и степени материальной обеспеченности обычно родственники готовы поддержать будущую маму и помочь ей воспитать малыша. Говорят: ну как его можно кому-то отдать, он ведь наш, родной. И у самих девочек даже мысли не возникает об аборте или отказе от ребёнка…

За последние годы действительно многое изменилось в нашем обществе. Сегодня в восприятии большинства людей ранняя беременность — да, ситуация экстраординарная, но не поломанная навсегда жизнь и точно не позор для всей семьи. И если раньше «мать-одиночка», тем более несовершеннолетняя, звучало как приговор, то сейчас решение при любых обстоятельствах родить ребёнка — поведение социально одобряемое. Почему мы говорим об одиноких матерях? Потому что, как это ни печально, большинство бой-френдов забеременевших девочек пугаются будущего отцовства и брать на себя какую-либо ответственность за подругу и малыша не хотят…

А если это любовь? 

Впрочем, бывают и исключения. История Даши и Гриши — это почти «Ромео и Джульетта», только со счастливым финалом.

Даше было пять лет, когда её взяли под опеку дальние родственники — супружеская пара, у которой своих детей не было. Отношения с опекунами у девочке складывались очень хорошо: её любили, о ней заботились. Однажды в летнем лагере Даша познакомилась с мальчиком Гришей, который был на два года старше её. Они продолжали встречаться и после того, как вернулись в Тулу: постоянная переписка в соцсетях, тайные свидания, романтика — это и есть первая любовь… Даша не сразу поняла, что беременна: сначала не было никаких признаков, только стала поправляться и постоянно хотелось съесть что-нибудь солёное. А потом заподозрила и купила тест. Расплакалась и позвонила Грише. Тот сказал: «Ничего не бойся, я тебя люблю, мы поженимся». Они вместе всё рассказали сначала опекунам Даши, потом родителям Григория. Обе семьи, разумеется, были потрясены, но детей мучить не стали и обещали помочь. Даше тогда было 14 лет, Григорию — 16…

 — Прошло несколько лет, но ребята до сих пор вместе, родили второго ребенка, оба работают,— говорит Ирина Збранкова.— Мы за них очень рады. Хотя, надо признать, такие истории — редкость. Очень ранние браки редко заключаются осознанно. Иногда по настоянию родителей, если девочка вдруг забеременела,— вряд ли они будут счастливыми и продлятся долго…

Ирина Вячеславовна вспоминает об одном таком браке. Девочке — 15, парню — 19, то есть уже должен отвечать по закону за связь с несовершеннолетней. Его отправляют в колонию. А девочка беременна и влюблена. Отец юноши принимает решение: тот должен жениться. Брак заключается прямо в колонии. Освободившись, молодой папа пытается жить с женой и маленьким ребёнком, но надолго его не хватает. Всё заканчивается разводом.

 — Хорошо, когда в таких случаях у будущей мамы есть поддержка семьи, тем не менее девочки нуждаются и в нашей помощи,— убеждена Ирина Збранкова.— С ними работают специалисты: психологически готовят в будущим родам, учат правильно ухаживать за маленьким ребёнком, рассказывают о том, на какие льготы и пособия от государства они могут рассчитывать, помогать, если необходимо, встать на учет по беременности, оформить необходимые документы. Девочкам кажется, что они уже взрослые, со всеми проблемами справятся сами. Для них это что-то вроде реализовавшейся сказки: любовь, рождение ребёнка, самостоятельная жизнь. Конечно, они не представляют, насколько всё это сложно и тяжело в реальности. Психологическая помощь часто требуется и их родителям, а порой и бабушкам и дедушкам. Как бы они ни любили свою дочь, её раннюю беременность принять непросто…

А как же школа? Ирина Збранкова отмечает, что это вопрос решаемый. Образовательные учреждения идут навстречу: в каких-то случаях разрешают свободное посещение, в других предлагают перейти в вечернюю школу. Если будущая мама учится в колледже, можно взять академический отпуск. Сотрудница кризисного центра рассказывает о девочке-отличнице, которой удавалось совмещать воспитание маленькой дочки и учёбу: учителя знали, что она способная и старательная, помогали. К счастью, с малышкой было кому сидеть: мама работала по сменам, часто оставалась дома.

 — Что удивительно, юные мамы, с которыми мы работаем, практически никогда не жалуются на усталость, на то, что ребенок спать не дает, мешает что-то сделать,— говорит Ирина.— Мы занимаемся их сопровождением до тех пор, пока они не станут способны жить самостоятельно, но и после этого продолжаем отслеживать дальнейшую судьбу девушек и их семей, консультируем, поддерживаем — чтобы предотвратить неблагополучие и социальное сиротство…

В соответствии с российским законодательством, родительские права с юридической точки зрения девочка может получить только с 16 лет, до этого над ребёнком должен оформить опекунство кто-то из взрослых. К слову, специалисты отмечают, что беременность несовершеннолетних в Тульской области становится не столь ранней. В 2020 году в программе «Дочки-матери» не было ни одной подопечной моложе 15 лет.

Как научиться жить

Еще одна категория беременных мам, попадающих в программу «Дочки-матери»,— выпускницы сиротских учреждений. Их специалисты кризисного центра сопровождают до 23 лет, при этом утверждают, что работать с ними бывает сложнее, чем с девочками школьного возраста, живущими в семьях.

 — Девушки воспитываются в интернатах, потом приходят учиться в колледжи и получают места в общежитиях. Всё это время, до совершеннолетия, они находятся на обеспечении государства, под контролем. Но вот колледж закончен — и что делать дальше? Большинство из них не знают, как строить жизнь, семью, не умеют решать элементарные повседневные проблемы, планировать бюджет,— поясняет Ирина Збранкова.— Их всему надо учить — последовательно, терпеливо…

Однажды в кризисный центр пришла 19-летняя девушка — выпускница интерната. Встречалась с парнем, забеременела, он её бросил. Жить негде, работы нет… Даже паспорта нет — потеряла. На вопрос, почему не обратилась в полицию, чтобы восстановить документы, ответила, что боялась — вдруг её накажут… Оказалось, девушка зарегистрирована в Липецкой области, а в этом регионе, в отличие от Тульского, не выплачивают детям-сиротам субсидии на аренду жилья до получения ими квартиры от государства. Так что даже снять комнату она не в состоянии.

Будущую маму поселили в стационарное отделение, с ней работали психологи и педагоги, сотрудники кризисного центра помогали оформить нужные документы, встать на учёт по беременности, получить полагающиеся выплаты. После родов молодая мама какое-то время продолжала жить в стационаре, где её учили буквально всему. В кризисном центре вспоминают, в каком ужасе она было перед первым купанием ребенка: боялась сделать что-то не так. Юные мамы, живущие в семьях, в этом смысле более смелые и просвещенные: у многих есть младшие браться и сестры, за которыми они ухаживали.

 — А как сложно выпускниц детских домов и интернатов научить культуре обращения с деньгами! Девочки привыкли к государственному обеспечению, не все готовы работать для того, чтобы содержать себя и ребенка. Многие не понимают, зачем планировать бюджет, и мы им объясняем: получила деньги, отложи на квартплату, на продукты для себя и малыша… Они в этом не виноваты — просто учиться было негде и не у кого,— говорит Ирина Збранкова.— Хотелось бы подчеркнуть: несовершеннолетние беременные и юные мамы, живущие в отдаленных районах области, могут рассчитывать на точно такую же комплексную поддержку. Для этого мы разработали систему взаимодействия с местными социальными учреждениями. Конечно, мы не считаем, что раннее материнство — это нормально. Девушке нужно сначала вырасти психологически и осознанно выбрать партнёра, понимая, что он — не просто человек, с которым она встречается, но и будущий муж и отец её ребёнка. Однако если жизненные обстоятельства всё-таки привели к ранней беременности — мы однозначно придём на помощь…


Комментарии

Рейтинг:

Наши партнеры
Реклама

Нажимая на кнопку "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных